Учеба ни почем: Студенческий сайт
Учителя курят

Защитные комплексы в сновидениях

Прежде чем говорить о роли защитных комплексов в сновидениях, уточним понятие «психический комплекс».

Под комплексомследует понимать смысловую группу психических содержаний, имеющую значение для личности и связанную с определенными аффектами. Это значительные переживания, которые в компактном, «уплотненном» состоянии долгое время сохраняются в сфере подсознательного. Они обнаруживаются в невротических и психотических симптомах, в повседневных ошибочных и странных действиях, а также в сновидениях. В повторяющихся сновидениях, по-видимому, обнаруживаются наиболее значимые комплексы личности, имеющие устойчивую мотивацию для актуализации.

В процессе преодоления трудных ситуаций реальной жизни, вызывающих лишения, оскорбления и потери, люди обычно используют не отдельные защитные механизмы, а их различные сочетания и комплексы. Чаще всего адаптация личности осуществляется путем одновременного или последовательного использования двух защитных Механизмов. Таким путем образуются защитные комплексы, устойчивые адаптивные образования, которые, многократно воспроизводясь 6 повторяющихся типичных ситуациях, обеспечивают адаптацию личности, сохранение у нее положительной самооценки'.

Исследование показывает, что и во многих сновидениях защитные тенденции личности выражаются не с помощью отдельных механизмов:

О защитных механизмах и комплексах см. нашу работу: Налчаджян А. А. Социально-психическая адаптация личности: формы, механизмы и стратегии. — Ереван, 1988.

происходит одновременное воспроизведение двух или большего числа тесно взаимосвязанных защитных механизмов.

Это утверждение проиллюстрируем на примере записанного нами сноВ11_ дения. Его нам рассказала Л. Г., незамужняя женщина средних лет, учительница. Сновидение возникло под впечатлением определенных событий ее жизни. Она увлекается молодым человеком и старается дать ему понять, что хотела бы стать его женой.

Молодой человек, которому наскучили ее намеки и преследования, решает с помощью обмана избавиться от этой несимпатичной для себя особы. Он сообщает ей, что имеет прекрасную невесту высокого роста (тогда как у Л. Г. — маленький рост) и собирается в ближайшее время на ней жениться. Молодой человек специально подчеркивает привлекательные черты своей воображаемой возлюбленной, поскольку Л. Г. низкорослая, некрасивая и болтливая девушка.

Под впечатлением этих слов молодого человека Л. Г., несомненно, переживает глубокую фрустрацию. У нее появляется несколько сновидений, одно из которых, самое интересное, она рассказала автору этих строк.



«Вижу, что нахожусь перед зданием того учреждения, где работает Г., в которого я влюблена. Высокая и не очень молодая женщина стояла там и все время смотрела в сторону входа в это здание. Она, очевидно, ждала кого-то. Она подошла ко мне и спросила: "Почему вы туда смотрите?" Перед зданием стояла черная машина иностранной марки. Вдруг из здания выходит Г. и подходит ко мне. В этот момент я отвечала женщине, что не ее дело, чем я занимаюсь, что она... из-за своего роста этого видеть не может. Под впечатлением этих слов она вдруг стала сжиматься, уменьшаться в размерах и превратилась в собачку, которая, скуля, касалась моих ног. Г. подошел ко мне. Я просила, чтобы он не ударял собачку. "А чего ты придаешь значение этой собачке", — ответил он-и ударил ее ногой. От жалости я расплакалась.

Затем я села за руль машины и пригласила сесть Г.: "Не сядете ли со мной?" — "Поскольку спешу, сяду", — ответил он и сел на заднее сиденье. Мы тронулись, а та женщина продолжала смотреть в ту же сторону».

Сновидение, как видно, имеет достаточно простое содержание, и в нем ясно видны некоторые психологически важные механизмы и закономерности. Прежде всего ясно видно неудовлетворенное половое влечение Л. Г. к Г. Сновидение в целом представляет собой воображаемое удовлетворение желания овладеть любимым человеком. Черная машина тоже имеет не просто значение средства передвижения: это символ интимных желаний. Символическое значение имеет также действие перевозки Г. на этой машине.

В сновидении явно выражены различные формы агрессии. Во-первых, Л. Г. с помощью подсознательного воображения создает образ своей со-

перницы: это та высокая женщина, которая смотрит в сторону входа здания. Затем она в сновидении успешно унижает ее. Л. Г. желает, чтобы соперница была ниже ее ростом и в сновидении пользуется методом чудесного превращения: соперница становится жалко скулящей собачкой. Еще одним способом дискредитации и унижения воображаемой соперницы является представление ее не очень привлекательной, хотя Г. описал ее совсем иначе. В сновидении присутствует также явная и грубая агрессия: Г. ногой ударяет собачку-соперницу ревнующей J]. Г. Это уже чрезвычайно интересный механизм: Л. Г. проецирует свое желание грубого, агрессивного обращения на Г., желательное для себя действие приписывает другому персонажу, который, совершая такое действие, отвергает соперницу Л. Г. и выбирает ее. Наступающее затем чувство жалости и плач показывают, что отношение Л. Г. к сопернице двузначно, амбивалентно: трудно только ненавидеть незнакомую женщину, которая вместе с тем имеет свои естественные права и желания.



В сновидении проявились чрезмерные ожидания Л. Г.: она желает, чтобы Г. отказался от своей невесты и, презрительно отвергая «эту собаку», выбрал ее (вспомним о пинке, который получила от Г. эта бедная женщина-собачка). Эти фантазии, конечно, являются прямыми образными выражениями ожиданий, имевшихся в ее сознании в бодрствующем состоянии. То, что днем было угрозой и осознавалась как таковая, в ночных переживаниях превратилось в галлюцинацию, обрастая новыми подробностями и подсознательно воспринималась как реальность.

Из сновидения ясно видно, что у Л. Г. устойчивый комплекс неполноценности. Она недовольна своим ростом и внешностью вообще. Именно по этой причине, в сознательной жизни она часто восхваляет свою внешность, хотя в ее словах и взгляде всегда чувствуется неуверенность. В сновидении она пытается приписать свои недостатки воображаемой сопернице, т. е. пользуется такими интересными и мощными механизмами психической самозащиты, какими являются приписывание (атрибуция) и проекция. В целом, тенденция проецирования собственных недостатков на других свидетельствует о фрустрированнос-ти личности и наличии в ее психике комплекса неполноценности. Это явление наблюдается также в поведении социальных групп, особенно этнических сообществ, которые, соперничая с целью обладания жизненным пространством и средствами выживания, пытаются дискредитировать друг друга. Отметим также, что в образе Л. Г. мы имеем перед собой подчеркнутую истерическую личность, своеобразно использующую механизм защитной адаптации. У нее, по-видимому, существует также постоянный конфликт между истерической склонностью быть

в центре внимания людей и комплексом неполноценности, заставляющие ее избегать новых и фрустрирующих социальных контактов.

Это исследование можно было бы углубить, добиваясь более полного описания личности Л. Г. С этой целью мы хотели провести с ней дополнительные беседы, для раскрытия некоторых черт личности использовать психологические тесты и другие методы, записывать и анализировать ее новые сновидения и т. п. Однако Л. Г., выслушав часть наших предварительных толкований, отказалась от дальнейшего сотрудничества. Это обстоятельство показывает, что толкование ее сновидения действительно затронуло существенные и до некоторой степени болезненные черты ее личности. В таких случаях личность, обладающая комплексом неполноценности, оказывает сопротивление дальнейшим шагам психолога, объективные объяснения ее не удовлетворяют и даже представляются опасными, поскольку она адаптировалась к проблемным ситуациям своей жизни с помощью ложных представлений о себе. Отметим также, что анализ сновидений таких лиц, проведенный с позиций теории фрустрации, позволит раскрыть новые защитные механизмы и их комплексы, до сих пор неизвестные психологам и психиатрам.

В жизни человека защитная, даже исцеляющая роль сновидений значительна. Эта их роль становится еще более понятной и явной, когда люди оказываются в тяжелых, кризисных ситуациях, из которых, кажется, больше нет выхода. Наш народ пережил столько страданий и невзгод, что трудно представить себе преодоление подобных ситуаций без компенсирующих сновидений и грез, способствующих мобилизации духовных и физических сил. Землетрясение 7 декабря 1988 года стало новым тяжелым испытанием для нас, но оно позволило вновь убедиться в том, что духовные силы и адаптивные возможности народа неисчерпаемы. В дни скорби мы вновь увидели, что сновидения обладают огромными возможностями защиты личности от патологических изменений, психической компенсации потерь и скорби. Землетрясение оставило след в душах многих армян, в том числе в их сновидениях. Все эти явления требуют специального и обширного исследования, поскольку переживаемый отрезок истории оставит свои следы в дальнейшей жизнедеятельности народа.

Здесь мы ограничимся одним частным примером, который ясно покажет компенсаторную роль сновидений. Газета «Банвор», издающаяся в г. Кумайри (Ленинакан) 16 июля 1989 года опубликовала очерк под названием «12 дней под развалинами». Вот краткое содержание этого очерка: во время землетрясения разрушается 9-этажный жилой дом и мать троих детей Анаит вместе со своим 4-летним сыном Мукучиком остается под развалинами. От голода.

жажды и холода на четвертый день на руках матери ребенок умирает. Ради остальных своих детей, которые, к счастью, спасаются, Анаит борется против смерти и выживает, хотя и с серьезными увечьями. Через несколько дней до нее доходят голоса людей, шум бульдозера, и она понимает, что это работает спасательная команда. Она зовет на помощь, но никто ее не «ibiiHHf. И вот у нее возникает сновидение: какая-то женщина, вся в белых одеждах, дает ей стакан воды и она утоляет, жажду. Затем Анаит в сновидении просит эту женщину спасти ее жизнь, ведь у нее еще двое детей. Женщина в белых одеждах головой делает знак, и удаляется. Анаит просыпается, но кругом опять тьма, и она желает, чтобы сновидение продолжалось. Она вновь и вновь оказывалась в мире сновидений, которые воспринимались ею как реальность. Эти сновидения давали ей надежду и силы и она рядом со своим мертвым ребенком выдержала целых 12 дней и вернулась к своим живым детям. Перед нами исключительное свидетельство силы человеческого духа и защитной роли сновидений в жизни людей.

Когда тяжелые ситуации жизни со всеми подробностями воспроизводятся в сновидениях, могут повторить фрустрации сновидца. Но со временем такие сновидения претерпевают определенные изменения, которые тоже играют защитную роль. Так, один бывший политзаключенный (Г. X., 1942 г. рождения, историк) рассказал автору, что в первое время после освобождения видел яркие образы концлагеря, конкретных людей — заключенных и охранников и т. п., но чем дальше от этих страшных дней, тем больше эти образы стали обобщенными: теперь он видит лагерь вообще, охранников, даже своих товарищей по лагерю уже видит недостаточно четко. И еще одна особенность его сновидений: все эти образы лагерной жизни он видит в полутьме. Здесь, кроме потери яркости и конкретности картин, мы, безусловно, видим также результаты работы механизма вытеснения.

ГЛАВА 7

Карта сайта
ternistij-put-na-kudikinu-goru.html
tip-ispolnyayushij-zhelaniya-mstitelnij-tip.html
tip-kruglie-chervi-obshaya-harakteristika-sistematika-osnovnie-predstaviteli-klassa-nematod.html
tipi-lavin-kombinirovannogo-proishozhdeniya.html
tipi-mer-snizheniya-prirodnogo-i-prirodno-tehnogennogo-riska.html
tipi-selevih-potokov-i-ih-vozdejstvie-na-sooruzheniya.html
tipichnie-muzhskie-i-zhenskie-figuri.html