Учеба ни почем: Студенческий сайт
Учителя курят

Я-образы» личности в ее сновидениях

Изучение и истолкование проявлений самосознания личности в ее сновидениях имеет исключительно важное значение для раскрытия как сущности сновидений, так и самовосприятия, самооценки и перспектив дальнейшего психического развития личности. С первого взгляда м' жет показаться, что в сновидном подсознательном состоянии, когДа сознательный уровень психической активности отсутствует, не моЖеТ

речи об активности самосознания личности сновидца. Эта точка ' рния распространена, но она ошибочна и опирается на неверное

оставление о природе и функциях самосознания. Дело в том, что

^осознание (или «Я-концеиция», как в настоящее время принято его язывать в области социальной психологии личности) представляет обой формирующееся в ходе онтогенетического развития личности гложное психическое образование (комплекс, интеграт). В него включаются результаты самоотражения личности, оценки своих физических и психических черт, своего социального статуса, уровни притязаний, уровень самоуважения и другие психические содержания, касающиеся собственной личности. Структура самосознания так обширна и сложна, что, если бы даже индивид в сознательном состоянии сосредоточил все свое внимание исключительно на его содержании, т. е. на собственной личности, ему все же удалось бы осознать только ее небольшую часть. Эту актуализированную часть «Я-концепции», которую бодрствующий человек в сознательном состоянии способен осознать в данный момент и в определенной объективной ситуации, называют его ситуативным «Я-образом».

Если в каждый данный момент бодрствующей жизни человек осознает только небольшую часть своих представлений о собственной личности (ее подструктуры — «Я-концепции»), то возникает естественный вопрос: где же локализуется остальная, преобладающая часть структуры «Я-концепции»? На этот вопрос нетрудно ответить, поскольку мы знаем о существовании подсознательной сферы психики человека: в каждый данный момент времени Я-копцепция в основном существует на подсознательном уровне и только небольшая ее подструктура осознается в виде актуализированного ситуативного «Я-образа». Актуализация «Я-образа» чрезвычайно важна для регуляции деятельности и самоконтроля личности. Достаточно представить себе, что случилось, если бы человек, находясь в социальной ситуации (среди других людей), не воспринимал себя и свои действия, не сумел бы «смотреть» на себя Извне, «глазами других».



Если самосознание личности в данный момент времени преимущест-6енно предсознательно, то оно становится полностью подсознательным, к°гда человек спит. Поэтому нет ничего удивительного и неожиданно-г° в том, что оно выступает и в таких формах подсознательной психиче-Ск°й активности человека, как сновидения. Поскольку эта возможность Не вызывает никаких сомнений, то задачей психологов является не бес-1-,1оДная дискуссия вокруг этой возможности, а конкретное изучение в°еобразных форм выражения самосознания личности в ее сновидениях,

6 Зад. 654

тех мотивов, которые приводят к этим выражениям и ряд других в просов. Нахождение обоснованных ответов на эти вопросы позволь углубить наши представления о закономерностях, формах и функц^ психической активности человека.

Мы уже писали о точке зрения, согласно которой сновидения сохра. няют и защищают те устойчивые «Я-образы», какими обладает человек в бодрствующем, сознательном состоянии. Эту точку зрения защища. ет, например, американский психолог Р.Джонс'.

Она была проверена и подтверждена, но пока лишь с помощью небольшого числа экспериментов. Во время одного из таких экспериментов Р. Картрайт предложила испытуемым перед сном думать об изменении одной из таких черт своего характера, которая в сознательной жизни вызывает у них озабоченность. Выяснилось, что под воздействием такой инструкции испытуемые чаще обычного видят в сновидениях эту свою черту и думают о ней, но в сновидениях она вызывает у них чувство удовлетворения. В сновидениях им было приятно, что обладают данной чертой характера или темперамента, отношение к которой составляло элемент их Я-концепции2.

Здесь вызывает интерес то обстоятельство, что в сновидении проявляется тенденция сохранения и защиты даже тех черт и особенностей собственного характера и я-концепции, которые на уровне сознания стали нежелательными. Можно предложить следующее объяснение подобных результатов: каждая черта личности является элементом сложного психического образования и отдельно, изолированно от других (да еще лишь с помощью самовнушения) не может не только ликвидироваться, но даже существенно измениться. Целостная структура личности оказывает упорное сопротивление таким попыткам.



Раздвоение«Я-образа»

В сознательном состоянии психически здоровый человек имеет непосредственное восприятие своего я или«Я-образа», который в каждый данный момент является единственным. Во многих сновидениях сновидец сходным образом выступает то как наблюдатель, то как действ}'' ющее лицо, имея единственный актуализированный «Я-образ».

Но встречается большое число сновидений, в которых сновидеИ одновременно выступает и как действующее лицо, и как наблюдатель

Jones R. M. Ego Synthesis in Dreams. — Cambridge (Mass.), 1962.

Cartwright R. D. The influence of a conscious wish on dreams / J. of abnorm.

psyChol.

1974,83.-P. 387-393.

йггвенных действий и собственного образа. В таких сновидениях он С° ят себя со стороны, как постороннее лицо, которое совершает какие-то В йствия, представляющие интерес для наблюдателя.

9то явление хорошо иллюстрируется следующим сновидением нашей испытуемой Г. Ш. (23-летняя незамужняя женщина, с высшим образованием): 0 с11е она видит, что уже утро, рядом с ее кроватью, на полу, стоит телефонный аппарат. Она берет трубку и звонит подруге. Видит, что в их квартире никто не подходит к телефону. Четко видит то место в прихожей их квартиры, где находится телефонный аппарат. Одновременно в своей комнате она видит себя со стороны, что лежит в постели, воспринимает также всю обстановку комнаты. Потом снова звонит подруге и видит, как она подошла к телефону. В этот момент у нее появляется нечто вроде ощущения, что уже 15 часов 10 минут, хотя она не смотрит на часы. В этом сновидении, кроме явно выраженного раздвоения собственного «Я-образа», выражены также мысли о взаимоотношениях с подругой, которые стали проблематичными.

Когда человек в сновидении наблюдает себя со стороны, то он воспринимает себя и как наблюдатель (субъект), и как наблюдаемый объект. Иначе говоря, он выступает с двумя «Я-образами». Если бы человек переживал такое сложное состояние на уровне сознания (без помощи зеркала), тогда у нас были бы основания думать, что он имеет серьезные психические нарушения. Известно, что при некоторых психических заболеваниях наблюдается специальный симптом, названный раздвоением я больного: больные жалуются, что ощущают в себе наличие двух несовместимых, постоянно конфликтующих «Я»'.

Раздвоение «Я» представляет собой только один из симптомов более «массивного» психического нарушения. При деперсонализации возникает самоотчуждение личности: в бодрствующем состоянии ей кажет-ся> что она является не исполнителем или соучастником, а наблюдателем тех действий, которые совершает ее тело. Слабо выраженная и "Ыстро исчезающая деперсонализация может наблюдаться в определенные периоды жизни и у психически здоровых людей, когда они Называются в непривычных ситуациях. (Например, когда неожидан-110 нападают на человека, то он в какой-то момент может сомневаться: Роисходит ли все это с ним и на самом деле?). В таких случаях, в отливе от обычных и нормальных психических состояний, у личности ^Повременно актуализируются два «Я-образа».

^М.: Кербиков О. В. и др. Психиатрия. — М., 1969. — С. 63; Меграбян А. А. Общая ПсИхоиатология. - М., 1972.

Исследования О. Хаксли, которые он провел на себе, показали, ч при слабом отравлении мескалином возникает переживание разд^ ления собственного тела от представления о собственной личнос-г Ему показалось, будто его собственные руки и ноги находятся вцеег телесно-психической организации. Во время принятия пищи он вще как кто-то ест с большим аппетитом, а он без особого интереса наблщ дает за ним1.

Заслуживает внимания то объяснение причин возникновения депер. сонализации, которое дал известный психиатр Паул Федерн. По его мце. нию, деперсонализация возникает тогда, когда человек не в состоянии сформировать чувства, направленные на самого себя. Это происходит вследствие отсутствия эмпатии, т. е. в тех случаях, когда личность отчуждается, как бы отделяется от самой себя, теряет способность видеть в себе подлинные человеческие черты и переживания. Но человек есть психосоматическое единство и не может полностью освободиться от своих внутренних переживаний (как он освобождается от переживаний других, считая их не полноценными людьми, а «вещами», абстрактными представителями социальных категорий). Поэтому остается другой выход: мысленное отделение этих переживаний от себя и создание представления, как будто они принадлежат кому-то другому2.

В свете этих объяснений следует поставить вопрос: чем обусловлены многочисленные случаи деперсонализации и ее частного проявления -раздвоения «Я», возникновения двух и даже большего числа «Я-образов» сновидцев в их сновидениях? Это явление так сложно, что отдельные его случаи, по нашему мнению, обусловлены относительно самостоятельными механизмами и причинами, которые, конечно, могут функционировать одновременно. Можно предложить следующие три объяснения.

Первое:сновидная деперсонализация, по-видимому, имеет тот смысл, что сновидец хотел бы видеть себя со стороны и составить более полное и глубокое представление о своих физических и психических чертах, выяснить, как его воспринимают и оценивают другие. И в бодрствую' щем состоянии, особенно в социальных ситуациях, люди стараются наблюдать себя «глазами других», но поскольку это осуществляется с помощью воображения и мышления и конструируется на месте, поэтому удается лишь частично, а иногда с очень серьезными искажениями-

1 Huxley, Aldous The Doors of Perception. - N. Y„ 1954. - P. 35-60.

2 Federn P. Ego Psychology and the Psychoses. — N. Y., 1952 (Излагается по книг1'-Шибутани Т. Социальная психология. — М.: Прогресс, 1969. — С. 373).

ме того, в сложных социальных ситуациях впечатление, которое

оВек оставляет на других, наиболее интересно для него. Но он же не

жех ходить с зеркалом в руках. Он, в большинстве случаев, об этом

ечатлении не может спрашивать, поскольку, как знает каждый из соб-

твенного опыта, такая эгоцентрическая любознательность снижает

пенку человека в глазах других. В реальной жизни подлинные мнения

0угих о нашей личности в основном остаются нам неизвестными.

Исходя из различных, во многих случаях неречевых знаков (мимика,

выражения глаз, интонация речи и т. п.) человек приписывает другим

мотивы и точки зрения и свое поведение приводит в соответствие

с ними» строит с учетом этих мотивов и точек зрения. В таких случаях

в качестве основного психического механизма социальной адаптации

выступает атрибуция.

В сновидениях возможности воображения и гибкого образного изображения самосознания так сильно расширяются, что, благодаря раздвоению личности и появлению нескольких «Я-образов», человек начинает воспринимать себя со стороны, как смотрел бы на другого человека. В данном случае мы видим, как в сновидении находит выражение новая способность, которая в бодрствующем состоянии (на уровне сознания) отсутствует или же выражена очень слабо. При некоторых психических болезнях, в первую очередь при шизофрении, эта способность, как симптом, выражается и в бодрствующем состоянии. В этом смысле сновидная психическая активность нормальных людей сходна с психической активностью шизофреников в бодрствующем состоянии.

Второе:появление в сновидениях двух или большего числа «Я-образов» сновидца может быть обусловлено еще и тем, что каждая личность, как бы она ни была психически здоровой и приспособленной к условиям жизни, имеет нежелательные для себя черты физической организации, темперамента и характера, социальные установки и т. п., от которых она хотела бы избавиться. В процессе социально-психического с°зревания каждый индивид, вследствие недостаточной зрелости, с°вершает значительное число поступков, за которые в последующем Переживает стыд и хотел бы, чтобы они не были совершены им. В сношениях такие личностные черты и воспоминания о совершенных Неприятных и ошибочных действиях человек может с помощью воображения вынести «за свои границы» так, как будто они ему не принад-е*ат. Эти черты и воспоминания для него действительно являются У*е чуждыми и неактуальными. Но в бодрствующем состоянии здоро-ь,и человек не способен видеть себя вне себя, как это непроизволь-0 совершает психически больной. В сновидении же эта латентная

способность временно становится доступной для личности, хотя и й пользуется непроизвольно, без сознательно поставленной цели. Поскол ку любые подсознательные содержания и каждый подсознательный пС1, хический процесс в принципе доступны сознанию (это доказывается в частности тем, что часть сновидений после пробуждения воспро^ водится, в том числе и множественные сновидные «Я-образы»), то можно предположить, что если в сновидениях личности признаки деперсонализации появляются часто, это можно истолковать как свидетельство латентного развития шизофрении или, в умеренно выраженных случаях, усиления шизоидности как черты личности. Раздвоение «Я» в таких случаях можно считать психопатологическим адаптивным механизмом, действие которого пока выражается только на сновидном подсознательном уровне.

Однако латентное развитие шизофрении не протекает совсем без воздействия на сознательную деятельность личности. Известно, что на начальном этапе развития психоза, явных симптомов психического дефекта еще нет, но личность становится ленивой, безразличной, безынициативной, короче говоря, — у нее формируется астенический синдром. Интересно отметить, что те из наших испытуемых, в сновидениях которых мы отмечали случаи раздвоения я, в бодрствующем состоянии являются носителями некоторых симптомов, входящих в состав астенического синдрома. Эти симптомы могли бы развиться, конечно, и по другим причинам (например, вследствие органического заболевания, отравления и т. п.), и нет оснований для утверждения, что во всех случаях астенический синдром переходит в шизофрению. Однако увеличение частоты сновидного раздвоения личности и, параллельно с этим. развитие у нее астенического синдрома, по нашему мнению, должны привлекать внимание врачей. В таких случаях следовало бы предпринимать профилактические меры. Не исключено, что увеличение частоты случаев сновидной деперсонализации всегда является одним из первых признаков начала латентного развития шизофрении.

Наконец, третье объяснение:возможно, что личность, в сновидениях которой одновременно появляться два или более «Я-образов», обладает таким же количеством «Я-концепций» (т.е. независимых друг от дрУга подструктур самосознания), и они параллельно актуализируются в одновременно появляющихся ситуативных «Я-образах» и их изменяющие' ся потоках во времени. Психиатрам хорошо известно явление «множесТ' венной личности»: в психической структуре человека формируются 0е яла больше различных личностей со своими особыми «Я-концепциямИ»> характерными формами и стилем поведения, социальными установкам'1

д Та частная личность человека, которая на данном отрезке времени " сивна, существует в латентном состоянии (иначе говоря, вытеснена

подсознательный уровень). Известна, например, женщина с тремя

.цностями, которая поочередно живет жизнью каждой из них. И каж-ая из этих частных личностей имеет свое имя, свои специфические

тересы, знания, формы и стиль поведения. Известны даже случаи, когда при переходе от одной частной личности к другой сменяются противоположные сексуальные интересы: одна частная личность имеет нормальные гетеросексуальные влечения и интересы, в то время как „ругая проявляет гомосексуальные тенденции'.

Одновременная актуализация в сновидениях частных личностей и их «Я-концепций», входящих в состав «множественной личности», может иметь, например, следующий смысл: сновидец может на подсознательном уровне с помощью четких и живых образов проверять степень социальной приемлемости каждой из своих частных личностей как совокупностей мотивов и черт. Такая проверка может послужить основой для реальных личностных проявлений в реальных социальных ситуациях, т. е. для принятия важных решений. Это предположение созвучно с известной гипотезой о функциях сновидений, согласно которой в сновидениях проявляется то, что в ближайшем будущем появится на уровне сознания.

Отметим, что эту гипотезу лишь частично можно считать правильной, так как многие сновидные события и даже проявленные в них личностные черты (например, хотя бы деперсонализация или возникшая по отношению к другим персонажам сновидения агрессия) в бодрствующей жизни в таких же формах могут никогда не проявляться.

Известны эксперименты, проведенные как зарубежными, так и русскими психологами, во время которых с целью раскрытия латентных познавательных возможностей испытуемых им в гипнотическом состоянии внушают образ «великого человека»2.

В свете изложенных выше фактов и выдвинутых теоретических идей Можно сказать, что во время этих экспериментов у испытуемых фактически вызывается временное состояние «множественной личности», 'акая временная деперсонализация в познавательном отношении мо-*ет быть плодотворной лишь в том случае, когда испытуемому вну-щается образ личности с выдающимися творческими способностями.

См.: Шибутани Т. Социальная психология. — М., 1969. — С. 373-374.

*-м.: Психологические исследования творческой деятельности. — М., 1975.

с- 143-204.

Так как состояние «множественной личности» может, по крайней меп на подсознательном уровне, сохраниться и вне ситуаций экспериментов то оно чревато серьезной опасностью внушения образа человека со сда быми умственными способностями'.

Как показано в одной из моих работ, явление временной непатоло. гической деперсонализации наблюдается также в творческом процессе писателя при создании образов героев художественных произведений2

Следует отметить, что приведенные выше три объяснения мотивации сновидной деперсонализации не только не противоречат друг щ,. гу, но и не являются несовместимыми. Имея в виду сложность и много-уровневость мотивации сновидений, можно считать, что одновременное появление в них двух или большего числа «Я-образов» может быть обусловлено как отдельно каждой из этих причин, так и их совокупным воздействием.

Появление «Я-образа» спящего в собственных сновидениях имеет, конечно, целый ряд психофизиологических (а не только чисто психологических) механизмов. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что в одних сновидениях человек выступает в одном лице (как зритель или как только действующее лицо), а в других, как было показано, сразу в двух образах: в сновидении он наблюдает себя со стороны, является и наблюдателем, и действующим лицом.

Есть данные, указывающие на роль идеомоторного механизма в образовании таких двойных сновидных образов «Я» спящего. Известно, что когда мы в бодрствующем состоянии воспринимаем движения другого человека, наши соответствующие мускулы совершают микродвижения. Иногда эти движения вполне заметны, большей же частью о них мы можем узнать только с помощью приборов.

Предполагается, что если у спящего человека определенные группы мышц иннервируются и совершают микродвижения, то последние могут отражаться в виде сновидного образа внешнего облика спящего, находящегося перед его взором (спроецированным во «внешнее» пространство ситуации сновидения).

Очень часто мышечные раздражения как в естественном состоянии, так и в эксперименте, приводят к сновидениям, в которых другие лина совершают действия главным образом теми органами, которые раздражаются. Психологически не совсем ясно, почему в одних случаях действия

1 Это наше утверждение основывается на том факте, что и вне гипноза испытуемЫе долгое время сохраняют вызванную в них высокую творческую активность.

2 Налчаджян А. А. Личность, психическая адаптация и творчество. — Ереван, 1980.

щаются спящим, «Я-образ» которого может даже раздваиваться

С v-лк мы видели, выступать одновременно и как наблюдатель, и как (И, Kdrv -

йствующее лицо), а в других случаях приписываются другим сновид-

тм персонажам, почему выбираются именно эти образы и т. п. Одна-

яСно одно: во всех этих случаях идеомоторный механизм играет важ-vio роль. Причем он может активироваться как в прямом (от образа к вижению), так и в обратном (от движения, мускульного раздражения к образам сновидений) направлениях.

Значение этого механизма в образовании сновидных представлений как ДРУГИХ лиц' так и себя, понимал еще французский исследователь Вашид, о чем писал в книге «Сон и сновидения» (Париж, 1911).

Достижения современной социальной психологии личности, в частности, представления о «Я-концепции» и «Я-образах» и о механизмах интроспекции, создают условия для дальнейшего углубленного исследования сновидной деперсонализации, проецирования собственных качеств, мыслей и установок сновидца на других персонажей сновидения и ряд других особенностей презентации самосознания в сновидениях.

Здесь уместно вкратце сказать об одном частном вопросе. В сновидениях спящие нередко видят себя летающими. Полет в сновидении, который будет также рассмотрен в главе, посвященной символике сновидений, по моему мнению, тоже опирается на психофизиологический механизм идеомоторных действий, поскольку без микродвижений огромного количества мускулов и без соответствующих раздражений проприоцепторов такой динамический образ вряд ли мог возникнуть. Однако почему именно полет? Ведь у человека нет естественных органов осуществления полета, в бодрствующем состоянии он может только вообразить себя летающим. Какие мотивы, цели, мечты осуществляются с помощью символического действия полета? Многие специалисты сходятся в том, что полет имеет значение сексуального возбуждения. Мы тоже получили данные, подтверждающие эту точку зрения и Даже позволяющие расширить ее. Однако полет имеет, с моей точки 3Рения, более широкий и глубокий смысл: ведь сексуальное желание °*ет выражаться с помощью самых разных символов.

Сапкте де Санктис выдвинул идею, согласно которой как только начинается сновидение, тем самым начинается оформление самосозна-Ия- Причем это представление он, по-видимому, считал правильным е только актуально (как проявление самосознания взрослого челове-а в его сновидении), но и онтогенетически: начало сновидений в онто-

Незе означает начало формирования самосознания личности. Эта

идея чрезвычайно плодотворна и позволяет сделать целый ряд новк предположений. Если принять точку зрения де Санктиса и иметь в вцл данные о наличии сновидений даже у новорожденных, то можно прц^т к выводу, что уже при рождении ребенка у него уже есть зачатки са.\]0 сознания, которые прирожденны и даже наследуются в той мере, в како| наследуются психические образы. Поскольку эти образы должны вос. приниматься как находящиеся вне собственного я, то уже в наследствен-ной бессознательной сфере можно считать налицо способности базаль-ного различения «Я» и «не-Я».

Эти гипотезы говорят о том, что последовательно материалистическая точка зрения на генезис психики и самосознания человека является грубым упрощением.

В конце данного раздела целесообразно описать одно сновидение, в котором деперсонализация проявилась весьма оригинально.

Молодая женщина 26 лет, замужем, имеет одного ребенка, рассказала следующее сновидение: «Нахожусь на незнакомой, пустой улице. Час дня -предвечерний, я иду по этой улице. Она узкая, с высокими домами. У меня чувство тоски и беспокойства из-за того, что час не совсем поздний, но на улице никого нет. Я иду не целенаправленно, а блуждаю. Чувство паники все усиливается, я убыстряю свои шаги, мечусь, чего-то ищу, кажется — выхода из этой улицы, я понимаю, что хочу выйти на свободное место, чтобы эти дома не давили на меня. Я начинаю бежать, кусаю губы, ужас все сильнее охватывают меня. Вдруг передо мной открывается небольшая круглая площадь, окруженная такими же высокими домами. Я ощущаю, что здесь свободнее дышится. Помню, что мостовая была выложена булыжником серого цвета, камни продолговатые и почти прямоугольные. И вдруг я, стоя в стороне, вижу, что примерно 5-6 незнакомых мужчин, физически безобразные и грязно одетые, в центре площади образовали круг и играют в волейбол. Я замечаю, что вместо мяча играют моей головой. Она была отрезана от тела и окровавлена в районе шеи. Эти люди бросали мою голову друг другу и иногда лицо поворачивалось в мою сторону. Я видела, что лицо это живое, искаженное гримасой, в ужасной улыбке. У меня было овгущение, что они издеваются надо мной, потом я думала, что я ведь стою в стороне. Они, играя, ухмыляются, затем их смех переходит в дикий, нечеловеческий хохот-Здесь все обрывается». Испытуемая добавила, что она проснулась продолжая слышать этот хохот. Весь день она в ярких образах помнила эту сцен)' на площади, физически очень плохо себя чувствовала и была в подавленном настроении.

Это сновидение, кроме отдельных образов (например, окровавлен' ная шея была красной), в основном было черно-белым. Оно — довольно сложное изобретение подсознательной психики, и нелегко его полностью интерпретировать. Однако, зная личность и жизненные обстоятельства

й женшины, мы можем с уверенностью сказать следующее: в ее сно-ЭТ рнии символически (с помощью образа улицы) описано ее представ-si ,,e о собственном жизненном пути; этот путь ей представляется Л им, тесным, полным тревоги и давления. Она желает выйти па более " иоокую арену жизни, ищет выхода, но ее ждет разочарование. Заслуживают внимания ее слова о том, что «час не совсем поздний, но на лице никого нет». Поскольку улицу следует считать символом жизненного пути (этот символ встречается во многих сновидениях современных людей), то приведенная мысль означает, что сновидец — еще молодая женщина (на улице еще светло), но на своем жизненном пути пока не встретила тех людей, которых ищет. Дальнейшее течение сновидения показывает, что речь идет о мужчинах, которые, по-видимому, не балуют ее своим вниманием.

Сновидная деперсонализация представлена на сцене небольшой площади. Но здесь от личности сновидца (как наблюдателя) выделен не целостный образ двойника, как обычно бывает, а только отрезанная голова. Как истолковать это специфическое явление? В данном случае применимо второе из вышеописанных объяснений деперсонализации, согласно которому в сновидении второй «Я-образ» сновидца появляется вследствие того, что он имеет неприятные для себя физические и психические черты, от которых хотел бы избавиться: они для него чужды и являются источниками разочарований, повторяющихся фрустраций. В анализируемом сновидении отчужден и включен в состав Дополнительного «Я-образа» только образ головы, являющейся основным источником недовольства собой. Она думает, может быть полуосознанно, что ее голова не нравится мужчинам; более того, они издеваются над ней. Даже самые непривлекательные и неряшливые мужчины позволяют себе издеваться над ней. Вот смысл сцены «играния в волейбол» насновидной площади. Понятно, что для молодой женщины с богатым внутренним миром такая оценка со стороны других людей, особенно ^Ужчин, становится источником постоянных фрустраций, тяжких раз-ДУМий и душевных страданий.

Предположив, что даже на уровне сознания эта женщина должна страсть от комплекса неполноценности, мы провели с ней дополнительную есеДу. Выяснилось, что она действительно имеет довольно устойчи-Ь'И и явно выраженный комплекс неполноценности по поводу своих Физических особенностей. Одним из проявлений этого комплекса Вляется следующее: когда мужчины обращают на нее внимание, ей а*ется, что это они делают не из-за ее женской привлекательности, 1,0 совершенно противоположной причине.

Карта сайта
skrivaemie-cherti-lichnosti-v-ee-snovideniyah.html
slojnaya-i-processualnaya-modeli.html
snovideniya-i-grezi-v-rabotah-hudozhnikov.html
snovideniya-i-ispolnenie-zhelanij.html
snovideniya-i-perezhivaniya-klinicheskoj-fazi-umiraniya.html
snovideniya-i-predvidenie-sobstvennoj-smerti.html
snovideniya-v-literaturnom-tvorchestve.html