Учеба ни почем: Студенческий сайт
Учителя курят

Включение внешних раздражителей в состав сновидений

Для правильного понимания закономерностей воздействия внешних раздражителей на содержание сновидений вначале целесообразно ознакомиться с некоторыми фактами. Отметим, что феномен включения внешних раздражителей в состав сновидений является одним из хорошо и подробно изученных в области психологии сновидений. В литературе по этому вопросу накоплены многочисленные интересные факты.

Заметим прежде всего, что если человек находится в фазе парадоксального сна и имеет образные сновидения, то только часть внешних Раздражителей включается в структуру этих сновидений. В одном из своих исследований У. Димептп и И. Вольпертп показали, что в состав сно-видений входит от 20 до 60% раздражителей.

Исследования показали, что под воздействием слуховых раздражи-Телей в психике спящего появляются в основном зрительные образы и их ассоциации. Нередки такие зрительные образы, которые в реаль-

ной жизни сочетаются с определенными звуками. Например, голос знакомого человека вызывает его же сновидный образ, мурлыкание кощ-ки — образ кошки, лай собаки — образ собаки и т. п. Зарегистрированы любопытные случаи, когда около спящего звучала оперная музыка, и он во сне видел зрительные сцены данного оперного представления (но только в том случае, если в реальной жизни воспринимал соответствующие сцены). Русский исследователь В. И. Касаткин из собственной жизни описывает случай, когда он и его племянница спали в соседних комнатах и во сне видели одни и те же сцены оперы «Евгений Онегин». Выяснилось, что они подсознательно восприняли арию Ленского, которую передавали по радио в то время, когда они спали. Такие факты подсказывают нам мысль, что, быть может, существует возможность активизации с помощью музыкальных раздражителей подсознательных творческих процессов музыкально одаренных людей. На этом пути основным препятствием мы считаем то, что как и звуки вообще, музыкальные раздражители, воздействуя на спящего, вызывают в его психике в основном зрительные образы и их ассоциации. Более или менее упорядоченные и осмысленные ассоциации неречевых звуков в сновидениях появляются редко. Замечено, что в сновидениях музыкально одаренных людей слуховые образы, в том числе музыкальные звуки и даже целостные мелодии, занимают значительное место.

В этом отношении представляют интерес результаты группового эксперимента, организованного В. Н. Касаткиным '.

За несколько минут до подъема для 16 солдат сначала в соседней комнате, а затем в самой спальне прозвучала песня «Широка страна моя...». После пробуждения 10 солдат воспроизвели свои сновидения. У восьми из них образы сновидений были связаны с содержанием песни. Некоторые видели во сне поля, горы и леса, другие присутствовали на концерте или на свадьбе, где пели эту песню. Гармонист рассказал, что во сне играл эту песню, причем намного лучше, чем днем, и, слушая свою игру, радовался за свой успех.



Как видно из этих наблюдений, в сновидениях некоторых испытуемых мелодия песни отразилась в прямой, непосредственной форме, у других — в виде зрительных образов. Те же испытуемые, которые не воспроизводили никаких сновидений, по-видимому, не включили данный музыкальный раздражитель в состав своей сновидной психической активности, хотя мы с уверенностью сказать этого не можем. Вполне возможно, что эти шестеро испытуемых в «момент» подачи

Касаткин В. Н. Теория сновидений. — Л., 1972. — С. 242.

«ешнего раздражителя находились в ортодоксальной фазе сна. К сожалению, при организации описанного эксперимента исследователь не учел того, в какой фазе сна находится каждый из его испытуемых. Знание этого обстоятельства предоставило бы в наше распоряжение пополнительную и весьма ценную информацию о том, какова специфика отражения внешних раздражителей в различные фазы и периоды сна, в которых функциональные состояния спящих в значительной степени различны.

Исследованием вопроса о том, каким образом кожно-мышечные ощущения связаны со сновидениями, еще в прошлом веке занимался шведский исследователь Морли Фолд. В результате многочисленных опытов он пришел к выводу, что во многих случаях зрительные галлюцинации являются зрительными выражениями кожно-мышечных ощущений, которые «визуализируются». М. Фолд выдвинул принцип функциональной замещаемости в сновидениях кожно-мышечных ощущений и зрительных образов. Он установил, что при давлении на кожу сюжет сновидения либо имеет отношение к предмету, который производит давление, либо в сновидении появляется другой сходный предмет. Этот сновидный образ предмета оказывается в зрительном поле спящего. Любопытно, что собственные ощущения и переживания в сновидениях часто приписываются другим лицам.



Вот такой пример: человек спит на спине, лежа на i гескольких поленьях, а во сне видит большого зверя с горбами и с сидящим на них человеком. М. Фолд показал также, что если определенный орган спящего подвергается кожно-двигательным раздражениям, то ему обычно снятся активные действия, при выполнении которых этот орган играет преобладающую роль. В других случаях такие активные действия приписываются другим сновидным персонам. «Например, в случае подошвенного сгибания стоп спящему снится, что он бежит, подымается по лестницам или поднимается на цыпочках, либо он видит других лиц, выполняющих эти движения. При надевании на ночь перчаток спящий видит во сне, что его рука (или чужая) ударяет по другой его Руке, сжимает ее и т. д. Обычно все тело участвует в этих движениях, но иногда спящий видит двигающейся только конечность, соответствующую той, которая подвергается раздражению. В более редких случаях движение в сновидении представляется "задержанным", когда, например, спящему снится, что он стоит на цыпочках. Иногда снится велосипед или другой аналогичный образ (например, в случае подошвенного сгибания обеих стоп). Иногда спящий видит, что кто-то ступает по его телу» '.

вольперт И. Е. Сновидения в обычном сне и гипнозе. — Л., 1966. — С. 27.

Поскольку соответствующие сновидения вызывают и те раздражители, которые воздействовали до опыта, в бодрствующем состоянии, и они тоже имели кожно-мышечный характер, то установленные этим автором экспериментальные факты могут служить ключом для понимания роли недавних впечатлений в образовании сновидений. Свежие следы этих впечатлений вызывают к жизни сновидения, однако в объяснении их смысла эти раздражения мало чем помогут. Сновидение есть выражение тех личностио значимых проблем, которые на подсознательном концептуальном уровне уже вызывали интерес личности, но как бы ждали сигнала для образного выражения. Именно поэтому у разных индивидов один и тот же раздражитель вызывает различные сновидения.

Сходные сновидения в большом количестве появляются и в естественных условиях, под влиянием усталости конечностей, ревматизма, рефлекторных движений спящего и т. д. Многие галлюцинации и навязчивые представления, по-видимому, обусловлены этим.

Микродвижения органа вызывают сновидный образ соответствующего движения. Возможно, что в образовании сновидения такую же роль играют мозговые следы прошлых действий: во сне они не только вызывают образы, но приводят к повторным иннервациям соответствующих органов. Таким образом, в образовании сновидений огромную роль играет идеомоторный механизм, который действует то в направлении от движений к образу, то от образа к движению.

Поскольку даже в бодрствующем состоянии восприятие движений других вызывает у нас микродвижения в соответствующих органах, во сне может иметь место обратный процесс: раздражение органов может привести к возникновению образов других лиц, совершавших соответствующие движения. Однако подобные явления все же нуждаются в психологическом истолковании: почему появились образы именно этих людей, почему эти воображаемые лица совершают именно эти движения и в данной воображаемой ситуации и т. п.? Каковы бы ни были физиологические механизмы сновидения, не следует забывать, что любое сновидение представляет собой комплексное выражение личности и наиболее значимых для нее проблем.

В механизмах возникновения сновидений и галлюцинаций имеются сходные черты. В психиатрии известны многочисленные случаи, когда у больных зрительные галлюцинации возникают под воздействием ненормальных мышечных и кожных раздражений. Таков, по-видимому, механизм возникновения гипногогических галлюцинаций.

Зрительные впечатления, воспринятые человеком перед сном, в сновидении если и появляются, то в измененном виде. Чаще всего, как

Глава

отмечал еще М. Фолд, в сновидении появляется естественный или до-[олнительный цвет воспринятого предмета.

Интересные мысли об этой проблеме в очень сжатой форме выска-ял исследователь прошлого века 77. Йессен.

Он писал: «Каждый случайно воспринимаемый шум вызывает соответствующее сновидение. Раскаты грома переносят нас на ноля сражения, крик петуха превращается в отчаянный вопль человека, скрип двери вызывает сновидение о разбойничьем нападении. Когда ночью с нас спадает одеяло, нам снится, что мы ходим голые или же что мы упали в воду. Когда же мы лежим в постели в неудобном положении или когда ноги свешиваются через край, нам кажется, что мы стоим на краю пропасти или же что мы падаем с огромной высоты. Когда голова попадает под подушку — над нами висит громадная скала, готовая похоронить нас под своей тяжестью. Накопление семени вызывает сладострастные сновидения, локальные боли — представление о претерпеваемых побоях или тяжелом поражении и увечьи» '.

Эти эмпирические факты вполне реальны. В последующие годы получено огромное количество новых фактов сходного характера. Однако остается открытым важнейший вопрос: а почему указанные раздражители вызывают к жизни такие сложные и личностно значимые сновидения, причем каждый раз и у разных людей различные? Сновидения всегда являются крайне персонифицированными образованиями, их богатство и личностная значимость ни в коей мере не сводятся к тем раздражителям, которые явились поводом для их возникновения. И речи быть не может о том, чтобы сновидения считать отражениями непосредственно воздействующих на спящего человека Внешних и внутренних раздражителей. Даже в тех случаях, когда сновидение начинается под воздействием внешних раздражителей, оно, как творчество психики, формируется центром личности из содержаний подсознательного.

Еще в 1938 году Л. А. Орбели высказал интересную мысль о том, что естественные сновидения возникают без соответствующих внешних раздражителей. К сожалению, ни В. Н. Касаткин, ни другие российские исследователи не смогли по достоинству оценить это высказывание и продолжали утверждать, будто сновидения возникают только под воздействием внешних и внутренних сугубо физиологических раздражителей. Эта идея в значительной степени задержала развитие научной Психолопш сновидений в СССР.

Исследованием вопроса возникновения сновидений под воздей-твием внешних раздражителей занимался также известный психиатр

Касаткин В. Н. Теория сновидений. - Л., 1967. - С. 34.

И. Е. Вольперт. Для этого он пользовался методом гипноза и внушения сновидений в гипнотическом состоянии. Он доказал, что в психике человека, находящегося в таком состоянии, под влиянием внешних раздражителей, в том числе внушения гипнотизера, возникают сновидения, в которых так или иначе отражаются эти раздражители.

Во время одного из опытов около спящей женщины в течение 5 секунд прозвучал камертон. Под воздействием этого раздражителя у нее возникло сновидение, в котором она бежала, чтобы успеть сесть на пароход, слышала гудок парохода. Кругом было много людей, она не успела на пароход, вспотела и т. п.

Другая загипнотизированная особа под воздействием запаха скипидара видела сон: она в магазине покупала сахар, встретила знакомую, разговорились, а в магазине красят и стоит сильный запах краски.

Наконец, еще одна испытуемая, когда к ее носогубной складке приложили на 10 секунд пробирку с холодной водой (+ 5"), увидела во сне, что стоит зима, кругом много снега, а сама она раздета и находится на улице'.

Внешние раздражители нередко включаются в состав уже протекающих сновидений, иногда полностью меняют их ход, вызывают новые темы и сцены.

Например, одна испытуемая И. Е. Вольперта видела себя на сенокосе, когда психиатр пять раз проводил в области ее левой носогубной складки волоском Фрейя № 4: она видела во сне, что хочет лежать на сене, но оно «в лицо лезет, все лицо исцарапало». Здесь внешнее воздействие отражено довольно адекватно. В других же случаях оно видоизменяется до неузнаваемости. Например, другая испытуемая И. Е. Вольперта под воздействием волоска Фрейя на левое крыло носа видела во сне, что встретила в трамвае психиатра (Вольперта) и тот случайно задел ее щеку локтем. Затем они поехали на ее лекцию, после чего вместе ужинали дома. Таким образом, определенное внешнее воздействие в сновидении преобразилось в другое, вплетаясь в сложный сюжет сновидения, не лишенного сексуальных и других социальных мотивов (мечта о семейном уюте и т. п.), активизировавших познавательные процессы сновидца вокруг образа лечащего врача.

В ходе других опытов И. Е. Вольперта были получены интересные данные о том, как отражаются в сновидениях проприоцептивные раздражители. Выяснилось, что под воздействием таких раздражителей возникают сновидения, в которых сновидцы совершают определенные действия теми органами, которые раздражаются. Но в этих искусственно порожденных сновидениях возникают такие дополнительные образы и воображаемые события, в которых выражаются основные заботы, надежды и тревоги личности. Во время

Вольперт И. Е. Сновидения в обычном сне и гипнозе. — Л., 1966. — С. 204-205.

одного из опытов И. Е. Вольперт у загипнотизированной испытуемой продел «10 пассивных движений в первом межфаланговом суставе третьего пальца правой руки размахом в 30°». Сразу после этого, разбудив ее, он спросил, видела ли она сои. «Да... шила я... вышивала...», — ответила испытуемая. Затем И. Е. Вольперт повторно усыпил ее и внушил, что ей снится сон, после чего 10 раз двигал ее правый локтевой сустав. Разбудив и спросив о сновидении, он получил ответ: «Я в прачечной стирала белье». После пробуждения она рассказала сновидение, в котором сначала у себя дома вышивала какой-то узор, затем «будто пряла на самопрялке» и т. д.'

Удивительно, как относительно простые раздражения воспроизводят упорядоченные картины таких сновидных событий, которые могли бы случиться в реальной жизни, а некоторые фрагменты их действительно случались. У другой испытуемой, например, под воздействием 10 движений в правом локтевом суставе появилось сновидение: к ней привели ребенка, которого она начала качать. Ясно, что во всех подобных сновидениях, несмотря на их искусственное происхождение, проявляются основные заботы и мотивы личности сновидца.

Карта сайта
razvitie-strukturnoj-modeli.html
rech-v-zashitu-psihoanaliza-pered-rodstvennimi-emu-naukami.html
regressivnaya-i-progressivnaya-zashita.html
regressiya-v-snovideniyah-estestvennogo-sna.html
regulyaciya-dihaniya-mehanizm-smeni-dihatelnih-faz-rol-hemo-i-mehanoreceptorov-vozrastnie-izmeneniya-funkcii-hemo-i-mehanoreceptorov.html
reshenie-zadach-i-tvorcheskie-processi.html
rezhim-dozirovaniya-i-primenenie.html