Учеба ни почем: Студенческий сайт
Учителя курят

Сон как способ защитной адаптации

Сон в целом можно считать механизмом защитной адаптации, бегства организма: спящий во многих случаях не замечает, не осознает те действительные трудности и преграды, которые в реальной жизни возникли перед ним и не позволяют ему осуществить свои планы, достигнуть своих целей.

Наблюдения показывают, что наступление ответственных этапов жизни (например, приближение начала битвы с врагом, времени ответственного публичного выступления, смерти близкого человека и т. п.) у многих людей сопровождается сонливостью. Оказавшись в таких ситуациях, многие прямо заявляют, что хотели бы спать и предать забвению неприятные события. Такую реактивную сонливость можно считать одной из разновидностей более общего механизма ухода, бегства от неприятных или вызывающих страх явлений.

Засыпая, человек вытесняет из своего сознания все те знания, впечатления и мысли, которые фрустрируют его. Желание спать возника-ет и в том случае, когда человек предвосхищает возможные фрустрации "УДущего и переживает сильную тревогу или страх.

Однако сон только частично освобождает человека от фрустраций, Так как трудности жизни, внешние и внутренние конфликты достаточно часто отражаются в сновидениях, в которых, как мы уже знаем, пред-пРинимаются попытки их преодоления или разрешения, символического удовлетворения неудовлетворенных в реальной жизни желаний.

сновидениях выражается общий уровень фрустрированности лич-°сти. Длительные и повторяющиеся фрустрации приводят к общему епрессивному состоянию личности. Изучение серии сновидений та-

х лиц показывает, что в них значительно больше мазохистских эле-

Нтов (сцен неприятия собственной личности, неприятия другими

персонажами сновидений, разочарования, оскорбления и т. п.),ч у лиц, свободных от депрессии. Эти сновидные сцены являются невг, ' тическими реакциями на фрустрирующие ситуации. Изучение сноВй дений нередко является самым эффективным путем быстрого прони, новения в сущность тех проблем, которые больше всего волнуют человек на данном отрезке его жизненного пути. На этом уровне психическое активности можно видеть также процессы формирования и функцц0. нирования различных защитных механизмов. Мы полагаем, что в спови-дениях очень часто проявляются действия тех защитных механизмов которыми личность хотела бы отвечать на фрустраторы своей жизни но что в реальной жизни невозможно'.

Если же эта гипотеза верна, то в принципе должна существовать возможность обнаружения в сновидениях таких механизмов преобразования защитных процессов, формирования новых форм поведения и защиты личности, которые приемлемы для применения в реальных жизненных ситуациях сновидца. Иначе говоря, в сновидениях должны наблюдаться процессы подготовки для защитной адаптации в реальных фрустрирующих ситуациях. Эти предположения мы выдвигаем исходя из того факта, что формирование защитных механизмов в онтогенезе осуществляется преимущественно подсознательно и поэтому не может не отразиться в таких характерных и богатых по объему и содержанию подсознательных процессах, какими являются сновидения. В сновидениях можно наблюдать такие явления, как замена одной реакции на другую; объединение нескольких защитных механизмов в своеобразные защитно-адаптивные комплексы для преодоления наиболее сложных конфликтных фрустрирующих ситуаций; борьба различных тенденций, влечений и установок и другие важные аспекты психической динамики личности. Глубокое изучение всех этих процессов на основе анализа сновидений значительно продвинет познание закономерностей формирования личности и ее функционирования в различных ситуациях жизни.



Фрустрация в различных вариантах (привация, депривация, относительное лишение каких-либо ценностей, оскорбление, скука и беД' ность реальной жизни впечатлениями и т.п.) по-видимому является одной из причин активизации сновидной психической деятельности.

О фрустрации и защитных механизмах см. в наших книгах: Налчаджян А. А. Личность психическая адаптация и творчество. — Ереван, 1980; Социально-психическая адаПТ' ция личности: формы, механизмы и стратегии. — Ереван, 1988.

Поиведем свидетельство одного специалиста: «В периоды ограниченной ак-ивности или монотонности в моей жизни, а также во времена эмоциональной и финансовой депривации моя нервная система снабжает меня "приключенческими сновидениями". Создается впечатление существования работающего компенсаторного механизма. Эти приключенческие сновидения... занимают все сновидное время ночного сна. Часто случается, что я просыпаюсь посреди ночи и вновь засыпаю, и тогда сновидение продолжается с того места, где оно прервалось. Иногда, разбуженный утром будильником, я произвольно вновь засыпал для того, чтобы продолжать интересное сновидение.» '



Автор называет такие сновидения «упорядоченными» и «разумными», хотя в них встречаются фантастические элементы.

Сновидения, как показали статистические данные, накопленные К. Холлом, В. Н. Касаткиным и другими исследователями, большей частью насыщены событиями, вызывающими неприятные для сновидца отрицательные чувства и эмоции. Это явление, о котором мы уже писали, наблюдается в сновидениях как больных, так и здоровых людей. Если бы сновидения были лишь символическими выражениями удовлетворения желаний сновидца, они должны были бы вызывать только приятные переживания. Исходя из данного обстоятельства можно предположить, что в сновидениях явно или с помощью символов изображаются те фрустрирующие ситуации, которые для сновидца еще не потеряли свою актуальность. В сновидениях предпринимаются попытки их преодоления или, говоря иначе, избирательное-воспроизведение и попытки разрешения волнующих сновидца проблем. Эти положения нетрудно проиллюстрировать многочисленными фактами. Психологам и всем тем любознательным людям, которые проявляют интерес к своим и чужим сновидениям, хорошо известно, что если человек на определенном отрезке своей жизни имел тяжелые потери и острые, личностно значимые конфликты, то даже в условиях эксперимента (под воздействием экспериментальных раздражителей) обычно видит такие сны, в которых представлены именно эти фрустрирующие ситуации. В этом смысле интересен следующий случай, описанный В. Н. Касаткиньш: мать, потерявшая На войне своего сына, в сновидениях почти без исключений видела его 0гибшим. Эти сновидения были полны тревоги и страха2.

Такие тревожные, кошмарные сны постепенно могут стать более едкими, если соответствующие неприятные ситуации уже исчезли или

G°och, Stan. The Paranormal. - N. Y.; London, 1978. - P. 64. Краткий В. Н. Теория сновидений. - Л., 1967. - С. 316.

преодолены благодаря сознательным усилиям сновидца. Однако е(. такие фрустрации, которые сохраняются в течение всей жизни человек-.1 и в сновидениях он вновь и вновь возвращается к ним. Такое длитеп ное фрустрирующее воздействие оказывает, например, потеря близки людей'.

Но в сновидениях, отражающих такие фрустрации, характер эмоим постепенно меняется. В. Н. Касаткин описывает сновидения женщищ, которая после смерти мужа каждый день переживала кошмарные сно' видения: какие-то скелеты ее тащили в могилу мужа; в других случаях она видела уже разлагавшееся тело мужа, которое приходило за ней и говорило его голосом. Она видела группы мертвецов, а среди них -своего мужа. С течением времени число таких кошмарных сновидений стало все меньше и меньше, а на смену страху пришла тоска. Фрустра-ция, возникшая вследствие смерти мужа, постепенно потеряла свою актуальность.

Ряд исследователей отмечает интересное явление: есть люди (как предполагается, это в основном те, у кого слабая нервная система), которые после потери близкого человека в течение 1 -2 месяцев не видят его в сновидениях. Можно предположить, что это явление обусловлено особой эффективностью работы в психике этих людей механизмов вытеснения и подавления неприятных, фрустрирующих влечений, мыслей и впечатлений. Успешное вытеснение из сферы сознания и даже сновидного подсознательного уровня фрустрирующих влечений, конфликтов и т. п. временно способствует защите против фрустраций. Мы отмечаем временной характер такого успеха, так как крайне эффективное систематическое вытеснение может привести к целому ряду отрицательных последствий, в частности — нерационалистическому уходу от реальностей жизни.

Следует отметить, что во многих сновидениях тенденция вытеснения неприятных влечений и других фрустрирующих содержаний из сферы сознания и предсознательного сновидного уровня наблюдается очень часто. Это в первую очередь те сновидения, в которых много символов. Но есть и такие сновидения, в которых фрустрирующие ситуации и конфликты представлены явно. Это означает, что в них механизм вытеснения по каким-то причинам не функционировал более или менее успешно.

Наши исследования доказали, что у пострадавших от Спитакского эемлетрясеШ1 (7 декабря 1988 г.) резко возросло число кошмарных сновидений, в которых ча<-'т появляются образы погибших людей, особенно родных и близких лиц.

О защитной функции сна знают даже такие ученые нашего времени,

торые формально не являются психологами. Один из них — Норберт а мер ~~ писал: *^3 всех нормальных процессов всего ближе к непато-

гцческому очищению сон. Как часто бывает, что наилучший способ Давиться от тяжелого беспокойства или умственной путаницы — это переспать их. Однако сон не очищает памяти от более глубоких воспоминаний, да сильная тревога и не даст заснуть по-настоящему. Поэтому мы часто бываем вынуждены прибегать к более сильным вмешательствам в работу памяти»'.

Под «очищением» Н. Винер имел в виду ослабление тревоги и угрызений совести и обеспечение более взвешенного подхода к проблемам, дэто есть по существу защита психики от серьезных нарушений.

Однако психология сновидений не может ограничиться констатацией общей защитной функции сна и сновидения. Она должна раскрыть конкретную работу конкретных, специфических защитных механизмов в этом подсознательном состоянии психики человека. Об одном из них, о механизме вытеснения, мы уже вкратце говорили. Прежде чем перейти к рассмотрению работы других механизмов, ознакомимся с еще одним мнением о защитных функциях сновидений. В настоящее время широко известна «гипотеза» американского психолога Гринберга, согласно которой сновидения играют защитную роль. Мы взяли в кавычки слово «гипотеза», поскольку, как видно из предыдущего изложения, это известная идея и восходит она к 3. Фрейду. Однако в рассуждениях Гринберга имеются моменты, которые стоит рассмотреть. По его мнению, в бодрствующем состоянии дневные впечатления извлекают из бессознательного личности те или иные нерешенные конфликты и переводят их на подсознательный уровень. Это вызывает тревогу, хотя человек не осознает свои конфликты. Сновидения трансформируют и вновь переводят в сферу бессознательного эти конфликты, но уже вместе с ними и те части дневных впечатлений, «на крючок которых они попадись». Эти конфликты возникают между определенными желаниями Человека, мотивами и несовместимыми с ними нравственными принципами. Мотивы и их конфликтные отношения остаются в бессозна-

TejlbHOM 2.

Как мы видим, Гринберг излагает фрейдовские мысли, хотя некоей новизной отличается идея, согласно которой сновидения вновь ПеРеводят эти конфликты из предсознательного в бессознательное.

; винер Н. Кибернетика // Советское радио. - М„ 1968. - С. 218-219. Пейн А. М. Три трети жизни. - М, 1979. - С. 90.

Но в чем же состоит здесь психическая защита? «Механизмы же

Пси.

хической защиты либо заставляют человека не воспринимать инф0п мацию, которая может спровоцировать открытый конфликт, либо тра11 формируют ее так, чтобы она стала безобидной»'.

Здесь, как нетрудно заметить, нет ничего о работе специфически защитных механизмов на сновидном уровне подсознательного, тогда как уже в работах 3. Фрейда можно найти немало указаний на их родь Вместо того, чтобы записывать и анализировать сновидения людей раскрывая в них защитные механизмы, следы вытесненных конфлик' тов и эмоций и т. п., Гринберг прибег к методу лишения быстрого сна и контрольного пробуждения испытуемых из медленного сна. После лишения сна проверялись реакции на интеллектуальные и проективные тесты, а также тесты с подсознательным стимулом.

Лишение быстрого сна не оказало серьезного воздействия на познавательную активность. Но в остальных тестах его влияние было весьма заметным. В ответах на проективные тесты испытуемые обнаружили те эмоции, от которых защищались с помощью своих сновидений. Были отмечены большие индивидуальные различия в этих эмоциях и их интенсивности. Основной вывод Гринберга и его коллег состоит в том, что сон со сновидениями предназначен для стабилизации психики. Дополнительным доказательством этого вывода является следующее: «Когда в специальной серии экспериментов изучали личность испытуемого и его сновидения, обнаружилось, что если систематически прерывать быстрый сон, вытесненные конфликты начинают проявляться в сновидениях в более откровенной, незамаскированной форме»2.

Более подробно последствия лишения сна мы рассмотрим в последней главе. Однако приведенный факт можно интерпретировать в том смысле, что лишение парадоксального сна приводит к ослаблению и разрушению защитных процессов на уровне сновидного подсознательного. Возможно, что у тех людей, которые постоянно в своих сновидениях откровенно видят свои аморальные желания и конфликты, нарушены парадоксальные фазы сна и их нормальные соотношения с ортодоксальными фазами. В других случаях речь может идти о недостаточной сформированности защитных механизмов и способности их использования.

Читатель, таким образом, без труда убедился, что в «новой» концеП' ции Гринберга нет ничего о работе специфических защитных механиз-

1 Вейн A. M. Три трети жизни.

2 Там же. — С. 91.

М., 1979.-С. 90.

в В качестве защитного механизма имеется в виду только вытесне-' е что, конечно, совершенно недостаточно.

j(aK известно из работ 3. Фрейда и таких психоаналитиков, как Т. Френч, Фромм и другие, в сновидениях с целью разрешения конфликтов ис-ользуются первичные процессы, образное, иногда архаическое мышление. Конфликты разрешаются путем оперирования образами, а не логического анализа и псевдообъяснений, что характерно для сознательной познавательной деятельности. Эти авторы считают сновидение самостоятельным механизмом психической защиты, а в качестве доказательства приводят результаты экспериментов по лишению сна. Эти результаты мы рассмотрим в последней главе.

В этой связи приведем один интересный факт, который, по-видимому, свидетельствует о том, что в сновидениях конфликты человека если и не разрешаются полностью, то по крайней мере смягчаются. Этот факт заключается в том, что при введении правила, допускающего подавать жалобы только на второй день после происшествия, количество поданных жалоб уменьшается на 60 %. Такой эффект, возможно, объясняется тем, что после ночного сна человек меньше возбужден и способен более разумно отнестись к возникшему конфликту'.

Карта сайта
soveti-po-dieticheskomu-pitaniyu.html
sovremennaya-borba-za-strojnij-siluet.html
sovremennie-produkti-pitaniya-dlya-iskusstvennogo-vskarmlivaniya-detej.html
sovremennij-podhod-k-lecheniyu-obostrenij-zabolevaniya-i-dlitelnoj-terapii.html
spina-napryazhenie-i-pryamota.html
sportivnaya-atleticheskaya-figura.html
sportsmeni-ne-dostigshie-18-letnego-vozrasta.html