Учеба ни почем: Студенческий сайт
Учителя курят

Сновидения и предвидение собственной смерти

Имея некоторое представление о природе сновидных символов, их разновидностях и условиях возникновения, здесь мы хотели бы продолжить рассмотрение некоторых аспектов проблемы смерти в связи с психологией сновидений.

Вполне естественно, что в сновидениях не могла не отразиться проблема смерти, занимающая столь важное место в жизни людей. Особенно у престарелых, значительная часть сновидений проникнута мыслями о смерти, тревогой перед приближающимся концом индивидуальной жизни, тревогой, которая временами поднимается до уровня панического страха. Вот почему психологическое исследование сновидении требует от нас заняться также обсуждением специфических вопросов проблемы смерти, психологической танатологии'.

1 Более полно проблематика психологической танатологии представлена в моей книге «Загадка смерти», второе издание которой выходит в издательстве «Питер». В настоящей работе я позволил себе, ради полноты изложения, повторно использовать рЯЛ материалов из нее.

Если в сознательном состоянии люди склонны вытеснять и подавать свои мысли как о собственной смерти, так и о смерти других, в первую очередь близких людей, то на уровне сновидного подсознательного, работа этих защитных механизмов в значительной степени ослабевает или вовсе исчезает и мысли о смерти открыто, но очень часто в символизированном виде, появляются в явном содержании сновидений. Центральными темами многих сновидений являются проблемы рождения и смерти.

Анализ сновидений, непосредственно предшествовавших смерти человека, по некоторым причинам представляет особый интерес. Первая причина состоит в том, что приближение неизбежной смерти — самый глубокий и вызывающий психический шок, опыт человека. Нет сомнения, что перед лицом этого ожидаемого рокового события, он должен мобилизовать все свои психические силы, все средства психологической самозащиты, которыми располагает. Исследование этих защитных механизмов и способов их использования может дать весьма поучительные результаты, помогающие более глубокому пониманию психозащитных возможностей человека и закономерностей использования защитных механизмов. Вторая причина следующая: ожидание смерти может активизировать такие психические силы и способности человека, которые до этого оставались скрытыми и не имели возможности развития. Для раскрытия и развития некоторых способностей необходимо переживать глубокие потрясения, фрустрации и перевороты, состояния глубокой психической конверсии.



Из психологов особое внимание на сновидения предсмертных этапов жизни людей обратил К. Г. Юнг. Его интересовали сновидения безнадежно больных и людей, осужденных на смерть. Он считал, что в такие кризисные периоды жизни бессознательное человека претерпевает глубокие потрясения. Вспоминаются забытые впечатления ранних лет жизни. При непосредственном приближении к моменту смерти умирающие слышат прекрасную, неземную музыку. Они видят человеческие фигуры, стоящие в дверях и отражающие сильный свет. Многие слышат какие-то необычные звуки, созерцают мощные цветные образы, фигуры людей, поражающих роскошностью, светом и психической энергией. Некоторые из умирающих видят перед собой неподвижные образы людей монгольского типа, которые стоят и взирают на то, как умирает человек. Смертельно больным людям видятся обширные ландшафты, скалы, из щелей которых выступают лучи света, слышатся голоса, как будто идущие из глубин земли. Им видятся построенные на горных вершинах крепости. Какие-то голоса приглашают их путешествовать над волнующими морями. Юнг говорит, что чем ближе смерть, тем прекраснее эти видения и возникает впечатление, что с этими великолепными сновидениями

начинается какая-то новая жизнь. Для того, чтобы достигнуть ее, тело чел века должно умереть.

Интересно, что в работах К. Г. Юнга и его последователей приводЯгся такие данные и описания сновидений, которые напоминают явления значительно позднее открытые при исследовании клинической смерти людей.

Например, немецкий психолог Э. Эпили рассказывает об одном человеке который пять дней подряд находился в предсмертном кризисном состоянии но не умер. После возвращения в сознательное состояние он рассказал, что эти дни его жизни были полны рядами прекрасных картин. Он видел себя на узкой дороге, ведущей в далекие, фиолетово-голубые горы. Переходя с одной скалы на другую, он вновь оказался в зеленой долине. Здесь, на реках, текущих на юг, он увидел древние и высокие мосты. Неожиданно он оказался в море. Солнце подошло очень близко к нему, в то время как он стоял на дне моря. Между ним и солнцем виднелись зеленые, красивые растения. Потом он видел себя стоящим на берегу моря, в глубине которого виднелись огромные рыбы, вот они дикими движениями приближаются к сновидцу... Потом он опять в долине. Из щелей скал видны какие-то головы, какие-то лица и даже отдельные глаза, смотрящие на него. На одном из деревьев он видит прекрасное лицо умершей женщины, оно как будто из мрамора. Ему кажется, что это лицо принадлежит одному из его дорогих покойников. Затем он видит себя уже за каким-то высоким забором и замечает, что здесь, в углу, неподвижно стоит какой-то монгол: у него желто-коричневое лицо, густые черные волосы, большие и зловещие глаза. Монгол исчезает, после чего сновидец замечает, что прямо на него смотрят глаза какого-то животного. Он чувствует, что сходит с ума и кричит: «Довольно!». Сразу же обнаруживает себя в большом и прекрасном зале, где с нотолка на него смотрит «божественный глаз». Потом эти представления исчезают, кризис проходит. Нет сомнения, что в этих, во многом загадочных и выражающих какие-то глубокие пласты реальности представлениях, получили свое отражение также некоторые религиозные воззрения и расистские взгляды умирающего.



Таким образом, в сновидениях тема смерти образно выражается также при ухудшении здоровья человека, когда в его организме начинаются какие-то болезни. Анализ многочисленных сновидений показывает, что при общем ухудшении здоровья люди во сне видят не только испорченную пищу, грязь, мутную воду и другие подобные представления, но также кладбище, отдельные могилы, трупы, привидения и т.п. Такие сновидения как бы сигнализируют, что тело начинает разлагаться и должно умереть.

В сновидениях переживание страха смерти связано с болезням11 сердца. Известный врач М. И. Аствацатуров еще в 30-е годы писал, что

„сли человек видит сновидения, в которых переживает страх перед смертью, внезапно просыпается и в сознательном состоянии тоже спонтанно переживает такой же страх, то можно полагать, что у него имеется болезнь сердца. Причем эта болезнь может еще быть на таком этапе развития, когда еще нет связанных с ней жалоб.

Приведу пример символизации предвидения собственной смерти в сновидении. О нем недавно мне сообщили родные умершей на 83 году жизни женщины. За два месяца до смерти она увидела сон: появляется ее сестра, скончавшаяся несколько месяцев назад, и говорит ей: «Я получила участок земли и построила хороший дом. Построю и для тебя. Приходи, будем жить вместе». Спустя два месяца у нее произошел инсульт левого полушария головного мозга и, как следствие, правосторонний паралич тела, и после трех дней молчаливых страданий она умерла. Ее родные рассказывают также, что за день до паралича, вспоминая умершую сестру, она говорила: «Пусть бог даст мне трехдневную смерть, чтобы я не страдала как сестра». И действительно, с момента наступления инсульта до последнего вздоха умирающей женщины прошло ровно три дня, в то время как ее сестра умирала после долгих страданий. Эти явные совпадения вряд ли могут быть только случайностями. Что касается сновидения, то оно свидетельствует о том, что, по представлениям этой верующей женщины, существует потусторонний мир, где люди тоже получают участки земли и строят дома, как и на настоящей земле.

Не отрицая вероятности существования других миров, сделаем, однако, более реалистическое предположение: тяжело больной человек, размышляя о своем состоянии, тем самым предоставляет материал своему подсознательному, которое из него строит сновидения. А в сновидениях, как мы помним, любая мысль главным образом изображается с помощью зрительных представлений и сцен, действий актеров сновидения. И вот появляются картины сновидений, которые истолковываются в качестве предвидений.

В этом смысле очень интересным является сновидение армянского поэта Петроса Дуряна, который видел его за три дня до своей смерти. Поэт умер 21-го января 1872 года. Есть свидетельства о том, что за три дня до этого, во сне, он предвидел свою смерть и похороны. «За три дня до этой ужасной ночи он увидел сон. К нему являются трое священников и приглашают на свадьбу. И на своем смертном одре, больной с грустной улыбкой, отправляется на эту свадьбу, которая должна была состояться "наверху". По странной случайности на его похоронах присутствовали три священника» '.

Сб.: Петрос Дурян в документах и воспоминаниях современников. — Ереван, 1982. — С. 106 (составил А. С. Шарурян, на армянском языке).

Предвидя свою смерть, П. Дурян представил свои похороны, которые, n0nv чая в сновидении другую интерпретацию, выступили в виде «небесной свадк бы». Здесь, конечно, не исключены также элементы подлинного предвидР ния будущего.

В упомянутом сборнике, на той же странице, приводится также сновидение младшего брата Петроса Дуряна — Миграна, который в ночь смерти брата увидел следующее сновидение: «видит, как Петрос, со своей персидской шалью на плечах, медленно идет к дому.

Мигран бросает ему камень и говорит: "Почему шагаешь как пьяный?" И вот Петрос превращается в голубоглазую женщину, которая молится...»

Эти свидетельства приведены из книги Аршака Чопаняна «Жизнь и деятельность Петроса Дуряна», некоторые отрывки которой представлены на страницах 90-107 упомянутого сборника. Научная психология не может пренебрегать такими свидетельствами. л

Символы смерти

Одной из бросающихся в глаза особенностей сновидной жизни человека, как мы видели, является обилие в ней символов. Иногда даже простые, приемлемые и понятные в сознательно-бодрствующем состоянии мысли, представления и впечатления в сновидениях выражаются не прямо, а в символизированном, «замаскированном» виде. Однако еще больше таких символов, которые имеют глубокий смысл и выражают наиболее важные проблемы и заботы спящего: представления о жизни и смерти, его связи с другими людьми, такие черты и тенденции в поведении собственной личности, которые для него неприятны и нежелательны и т. п. В сновидениях, как мы уже знаем, встречается три основных вида символов: общечеловеческие, социально-культурные (в том числе национальные, этнические) и индивидуальные. Последние принадлежат лишь психической системе данной личности и могут получить объяснение только при условии, что мы знаем ее жизненный путь и настоящее положение. Толкование символов совершенно необходимо для понимания истинного смысла большинства сновидений-Поскольку в области психологической танатологии эта задача почти не исследована,то наши рассуждения будут касаться только ряда отдельных вопросов и не будут носить характер систематического рассмотрения данной проблемы.

Прежде всего заметим, что люди, и в сознательной жизни, используют символы, отражающие вопрос о смерти. Символы смерти частью являются осознанными, частью же — подсознательными. Во всех че-

довеческих культурах используются сознательные символы смерти. Таковы, например, черный цвет, повязки, лента вокруг портрета покойника, элементы внешнего оформления могилы (холм, цветы, надгробные камни и другие памятники), траурная музыка и т. п. Существуют также символические действия, связанные со смертью человека, вопрос о происхождении которых представляет самостоятельный интерес я должен быть предметом исследования во всех национальных культурах.

Например, после выноса гроба у некоторых народов дверь дома оставляют открытой и это, безусловно, символическое действие, оно, по-видимому, возникло на основе идеи бессмертия души умершего. Я помню довольно неприятный, но поучительный пример из моей жизни. Многие годы назад, еще юношей, я поехал в Тбилиси, чтобы принять участие в похоронах нашей родственницы. Когда гроб вынесли и в квартире никого не осталось, я заметил, что входная дверь квартиры широко открыта и, беспокоясь, подошел и хотел прикрыть ее. Этот мой жест заметил седовласый муж покойной, мой близкий родственник, и импульсивно, с изумлением и гневом, резко еще шире открыл дверь и приглушенно прикрикнул на меня: «Нельзя!» Его реакция была такой естественной и спонтанной, что у меня возникло сильное чувство вины за свою оплошность. Поскольку он близкий мне человек, я позже пытался узнать, почему после выноса тела покойника дверь квартиры следует оставлять открытой. Он, сколько помню, толком не смог объяснить, но убежденно говорил, что нельзя закрывать, будет новая беда. Эта традиция, по-видимому, идет из далекого прошлого и в значительной мере подсознательно управляет действиями людей.

Сколько бы люди ни старались закрывать глаза на смерть, вытеснять из своего сознания мысли о ней, она, различными путями, зачастую с помощью своих символов, врывается в повседневную жизнь и напоминает о себе.

Подсознательные символы смерти — это в основном образы и действия сновидного воображения. Некоторые из этих символов непосредственно понятны и не требуют толкования, так как выступают в виде образов осознанных символов смерти или очень похожи на них.

Приведу убедительный пример такого сновидения, о котором мне сообщила 30-летняя женщина: «Вижу во сне, что нахожусь в каком-то городе. Вокруг одноэтажные дома с пирамидообразными, остроконечными крышами. Вхожу в какой-то магазин, потом выхожу на улицу. Смотрю на город откуда-то сверху. Просыпаюсь и сразу же понимаю, что это был не город, а кладбище.» Беседа с этой женщиной убедила меня в том, что появление в ее сновидении образа «города смерти» не случайно: женщина беременна, она тяжело переносит свое положение, часто имеет головокружения и со страхом думает

о том, что во время родов может умереть. Этими мыслями она поделилас также со своими родителями и другими близкими людьми. Возможноо-смерти и постоянные размышления об этом символизировались в сновид» нии в виде огромного кладбища — города покойников. Вот еще одно сновидение, в котором мы видим сразу несколько символов смерти. 70-летний мужчина поверхностным и беспокойным сном спит до шести часов утра. Просыпаясь, он чувствует усталость, вспоминает брата, который умер несколько лет назад, затем вновь засыпает и видит следующий сон: «Темно, одиноко иду куда-то. Вдруг светлеет, и я вижу, что нахожусь в какой-то пещере или в каком-то подобном месте, где много людей и все они сидят. Среди них сидит мой брат. Каким-то образом я понимаю, что это ад Радостно подхожу к брату, но он тоже замечает меня и, улыбаясь, подходит ко мне. "Брат мой!" — восклицает он и с глубокой тоской обнимает и целует меня. Сразу после этого просыпаюсь. Настроение спокойное».

Это сновидение возникло, безусловно, под воздействием ожидания смерти и тревоги личности. Дополнительная беседа со сновидцем позволила выяснить, что после смерти его единственного и горячо любимого брата у него часто возникают сновидения, в которых в той или иной форме выражена мысль о возможности и неизбежности смерти. Он сам часть символов своих сновидений толкует правильно. Образ ада: «Пустынное место, нет ни одного предмета. Так описывают ад». Поцелуй: «Говорят, что поцелуй покойника — смерть. Покойник приглашает к себе тех, кто еще живет». В этих толкованиях, как мы видим, отражены некоторые традиционные народные представления о взаимоотношениях живых и мертвых, о воображаемом потустороннем мире и о жизни умерших. Поцелуй с умершим и образ ада, безусловно, являются символами смерти.

Символами смерти особенно богаты сновидения людей, которые будучи тяжело больными, оказались в предсмертном состоянии, но еще далеки от клинической смерти. Такие примеры мы уже приводили. Надо сказать, что выдающиеся писатели, хорошо ориентирующиеся в вопросах психологии человека, знают, что у людей бывают предсмертные сновидения. Писатели и художники использовали сновидения в качестве материалов для художественного творчества, а некоторые из них особенно запомнившиеся сновидения положили в основу своих произведений. Например, согласно свидетельствам, Л. Н. Толстой свои рассказ «Что я видел во сне» написал под влиянием сновидения — записывая его содержание. Для нашей проблемы особый интерес представляет написанный в 1909 году рассказ «Сон», в основу которого тоже положено сновидение автора. Проснувшись, писатель весь день оставался под его впечатлением, у него сохранилось то настроение, в кото-

ром он проснулся. А впечатление у него было такое, как будто во сне он Прикоснулся к чему-то очень важному и непонятному.

В сновидениях встречается множество ситуаций и символов, имеющих отношение к смерти, и их анализ убеждает нас в том, что люди придают этой проблеме очень большое значение. Ситуации и символы смерти становятся особенно обильными в сновидениях старых и больных людей, или у тех, у кого умирают близкие люди и товарищи, с которыми у них были эмоциональные, значимые связи. Такие сновидения становятся частыми и у невротиков, а также при некоторых других заболеваниях. На проблему символизации смерти в сновидениях обратил внимание еще Зигмунд Фрейд. По его мнению, такое символическое значение имеют те сновидения, в которых человек опаздывает на поезд, отстает от него. Такие сновидения как бы утешают человека, переживающего страх перед смертью: мол, поезд ушел и на этот раз смерть обошла его, удалилась. «Отъезд», по мнению 3. Фрейда, один из наиболее часто употребляемых и понятных символов смерти. Если поезд уходит без нас, то мы можем быть спокойны, не умрем'.

3. Фрейд напоминает нам, что о символах смерти написал также немецкий автор В. Штекель в своей книге «Язык сновидений».

Страх перед смертью, считает 3. Фрейд, выступает также в тех сновидениях, в которых изображается процесс рождения (например, когда в сновидении действующее лицо бросается в воду и тонет) или фантазии о нахождении в утробе матери. Фантазии и бессознательные мысли содержат, согласно Фрейду, как объяснения о страхе людей быть заживо похороненными, так и глубокое бессознательное обоснование веры в загробную жизнь. А эта жизнь представляется как какое-то загадочное продолжение бытия вплоть до нового рождения. Фрейд отмечает также, что при акте рождения человек впервые переживает страх и этот акт одновременно является источником чувства страха в дальнейшей жизни2.

Большое число сновидений, в которых отражается тема смерти других людей, имеют тот смысл, что в них сновидения таким специфическим образом выражают собственный страх и тревогу в связи с приближением конца собственной жизни.

Вот такой пример: 75-летняя пенсионерка, муж которой умер три года назад, часто размышляет о своей близкой и неминуемой смерти, но, как сама утверждает, без страха, так как «пора на отдых». Она рассказала следующее

Фрейд 3. Толкование сновидений. — М., 1913. — С. 211. 2 Там же. -С. 218.

сновидение: видит во сне умершего мужа, который говорит ей: «Я прищел ,. тобой». Затем ее везут, чтобы хоронить, опускают в могилу, но она жива думает: «Почему это меня хоронят живую». Вот она уже в могиле, в otkdj том гробу. На нее сыплют землю, особенно много на голову и на грудь, затем и на ноги, она пытается двигать ногами или руками, но они как будто парализованы. Дышать становится все труднее.

Проснувшись в страхе, старая женщина ощущает тяжесть в груди, с трудом дышит, ощущает боли в голове и ногах. В этом сновидении в ярких образных формах мы видим воплощение того древнего верования, согласно которому покойники, живя где-то, зовут к себе живущих, даже посещают их, чтобы увести за собой.

Предвидя свою смерть и психологически в значительной мере уже будучи мертвой, эта женщина видит во сне своего покойного мужа. Вполне возможно, что сновидение является другой формой существования сознательных мыслей. Фактически перед нами отрывки тех переживаний умирающего человека, которые в полном объеме должны проявляться в клинической фазе смерти, где человек, находясь полностью в подсознательном состоянии, тоже видит образы умерших людей. Здесь мы видим также признаки очень интересного явления, которое в одной из предыдущих глав мы назвали психосоматической проекцией. Представления о смерти принимают конкретные психофизиологические формы телесного состояния — неподвижности и скованности, болевых ощущений, одышки и т. п. Содержания психики проецируются на тело, проявляются в психофизиологических телесных состояниях.

Психосоматическая проекция имеет то преимущество, что с ее помощью человек свои собственные переживания, мотивы поведения и заботы приписывает другому, в данном случае — действующему лицу сновидения. Это лицо становится другой формой существования сновидца, носителем некоторых его черт и стремлений. С помощью этого психосоматического механизма может получить образное выражение также проблема смерти.

Приведем пример, который покажет, каким образом выражается пред-

62-летний мужчина, врач но специальности, страдает неврастенией и гипертопической болезнью. В последние годы часто бывает в мрачном настроении, размышляет о бессмысленности жизни, тяжело переживает смерть людей и даже животных. Его сновидения часто крайне неприятные, кошмарные.

Эвтаназия — ускорение наступления смерти безнадежно больного человека Д-"я избавления его от страданий или же прекращение медицинской помощи с той *е

целью.

Вот одно из них: находится в знакомой больнице, где много больных, они лежат на койках и даже на полу. Один из больных, у которого крайне изможденный вид, просит врачей, чтобы его убили, потому что жизнь для него противна. Врачи подвергают его какому-то запретному физиотеравпетическо-му воздействию, после чего погружают в ванну, полную теплой воды и накрывают одеялом. Больной сначала молчит, кажется, что умер, но вскоре он опять начинает двигаться и жалобным голосом просить: «Убейте меня, убейте меня!» Уже перед этой картиной автор сновидения во сне переживает сильную тревогу и получает впечатление, что все это имеет непосредственное отношение к нему. После пробуждения в течение определенного времени у него сохраняется то же самое тревожное и грустное настроение.

Вполне понятно, что в этом сновидении произошло проецирование собственных забот и тревог сновидца на воображаемого больного. Человек извне, как бы с точки зрения постороннего наблюдателя, пытается видеть, каким будет собственное положение, если он действительно попросит своих коллег — врачей ускорить его смерть. Здесь, следовательно, мы видим образное выражение представлений больного врача об активной эвтаназии, пример представления на сновидной сцене подобного «спектакля». Врач по специальности, этот человек и в сознательном состоянии мог бы иметь мысли о желательности активной эвтаназии как средстве избавления от страданий. Однако в сознательном состоянии он, естественно, не смог бы точно предвидеть ход событий на сцене своего сновидения.

В сновидениях человек угадывает смерть близкого человека или предугадывает, что скоро он умрет. Иногда это делается прямо: во сне человек видит умершего, покойника, просыпается и догадывается, что тот умер. Нередко оказывается, что этот человек действительно умер. Так, М. Ломоносов во сне видел, что умер его отец и вскоре он действительно получил известие об этом.

Однако в других случаях, смерть близкого человека в сновидении выражается символически.

Интересен пример, приведенный А. М. Вейном: жена скульптора И. Д. Шадра, Татьяна Владимировна, рассказала, что однажды ночью, когда они с мужем жили в Риме, Иван Дмитриевич просыпается и, разбудив ее, говорит: «Я видел плохой сон. Будто сломался крест, что отец подарил. Должно быть, отец умер»'.

Здесь символом смерти отца выступает сломанный крест. Крест по-Дарил сыну отец и этим он связан был с отцом. Но мы можем поставить

См.: ВейнА. М. Три трети жизни. — М., 1979. — С. 52.

I

также и такой, более общий, вопрос: не является ли для верующиу христиан крест символом жизни, а когда сломан — символом смерти1? Религиозные символы в результате долговременного применения и в код. тексте соответствующей идеологии становятся элементами национальной психологии и могут превратиться в символы подсознательного символы сновидений.

Много сцен, отражающих тему смерти, в сновидениях психически больных людей. Причем эти сцены могут выражать также мысли больных о желательности смерти своих родных и близких. Эти мысли, противореча моральным принципам личности, в бодрствующем состоянии не всегда осознаются. Такие люди под воздействием собственных сновидений, как свидетельствуют исследовавшие этот вопрос специалисты (например, В. Н. Касаткин), могут совершать даже преступления, вплоть до убийств. Мотивы таких садистических действий следует искать в их бреде и галлюцинациях, тех «голосах» воображаемых лиц, которые диктуют им определенные действия. Вот пример из книги этого автора, в котором мотив убийства связывается с представлением о целесообразности эвтаназии.

Больной, 37-летний Г., по специальности механик. Уже 10 лет страдает органической болезнью головного мозга. Нередко бредит и галлюцинирует. В прошлом употреблял спиртные напитки. Страдает бредом преследования. Имеет слуховые и зрительные галлюцинации. Два месяца назад убил свою мать. Мысль об убийстве родной матери возникла в его голове примерно год назад. Говорит, что хотел избавить мать от страданий (она страдала раком желудка). При жизни к матери относился хорошо. В сновидениях этого периода жизни часто появлялись мысли и зрительные образы об убийстве матери: видел, как «убивал» больную мать. За две недели до убийства, он оказался в странном тревожном состоянии, началась бессонница, и он непрерывно слышал голоса: «Должен убить свою мать!» или «Убей свою мать!» В короткие промежутки сна, его непрерывно преследовали навязчивые мысли и зрительные образы, но голосов не было. В течение двух первых дней после убийства матери, он ощущал облегчение, тревога уменьшилась, голоса исчезли, сон стал несколько более нормальным, сновидения уже не были столь кошмарными, из них исчезли мысли об убийстве матери и соответствующие зрительные образы, мать в них больше не появлялась. Однако, через два месяца после убийства, сон снова стал тревожным, начались обильные сновидения, которые большей частью были неприятными и в них он часто видел свою мать, чаще — живой, но иногда — мертвой. Образ матери в его сновидениях начал появляться уже через месяц после совершения убийства.

Здоровые люди тоже могут во сне видеть смерть других или самим их «убивать». Однако они и их сновидения отличаются от психически

больных и их сновидений некоторыми существенными особенностями: после пробуждения такие сновидные образы и действия представляются им нелепыми и в реальной жизни невозможными. Сознательная моральная саморегуляция предотвращает превращение таких мыслей и представлений в действия. В то же время на вышеописанном примере мы видим, что психически больной человек считает естественным осуществление своих кошмарных ночных видений, даже сочиняет удобную аргументацию для оправдания своего будущего страшного преступления и осуществляет, так сказать, «любительскую эвтаназию». То, что для здорового человека является трудной моральной проблемой (можно ли поднять руку на чужую жизнь, если даже он просит об этом, умоляет), с точки зрения психотика приемлемо и подлежит осуществлению. Средством облегчения собственной вины является и то, что от него требуют совершения преступных действий какие-то голоса, которым не подчиняться он не может. Это похоже на то, как военные преступники оправдывают свои деяния тем, что им приказали и у них не было другого выхода, как только исполнять эти приказы.

Карта сайта
sifilisvozbuditelputi-zarazheniyainkperiodimmunitetklassifikaciya-sifilisazaraznie-formi.html
simvol-znak-i-podsoznatelnoe.html
sinantropnie-muhi-kak-perenoschiki-zabolevanij.html
sindrom-bronhialnoj-obstrukcii.html
sindrom-narusheniya-serdechnogo-ritma.html
sindromi-pomracheniya-soznaniya.html
skandinavskaya-hodba-pitanie-do-trenirovki.html