Учеба ни почем: Студенческий сайт
Учителя курят

О частоте и характере сновидений в различных фазах сна

Факт наличия сновидений в парадоксальной фазе сна не подлежит сомнению. Можно считать экспериментально подтвержденной также реальность психической активности в фазе ортодоксального сна. Этот факт является очень важным для доказательства фундаментального теоретического положения о непрерывности психической активности даже в спящем мозгу. Следует однако отметить, что некоторые исследователи, разбудив своих испытуемых в фазе МС, не получали от них никаких рассказов о сновидениях или же получали очень мало достаточно бедных содержанием рассказов. А некоторым другим исследователям, наоборот, удалось получить столько же сновидений, сколько

1 ГримакЛ. П. Резервы человеческой психики. — М., 1987. — С. 123-124.

2 Там же. -С. 124.

в фазах ПС. Таким образом, по этому вопросу среди исследователей нет единодушия (табл. 1).

Таблица 1

Таблица процентных отношений сновидений, рассказанных после пробуждения из ПС и МС фаз сна'

Авторы ПС МС
Азерински и Клейтман (1955)
Димент(1955)
Днмент и Клейтман (1957)
Вольперт и Тросман (1958)
Жуве, Мишель и Мунье (1960)
Вольперт (1960)
Фаулкис(1962)
Азерински (1962)
Фаулкис и Рехтшаффен (1964)

Анализируя эти данные, Р. Бергер, из статьи которого приведена таблица, выдвинул предположение, что эти различия обусловлены тем, что разные авторы по-разному определяют, какую форму психической активности назвать сновидением. Если считать сновидением вербальный отчет о переживании, включающем описание образов разных модальностей, часто странной или нереальной природы, в которых активно фигурирует сам рассказчик, то 70 %, первоначально полученных Клейт-маном и Азерински, можно считать адекватными. Примерно такие же проценты получило большинство других исследователей. Но если давать сновидениям более широкое когнитивное определение, включающее фрагментарные отчеты о психических безобразных явлениях, близких к сознательному мышлению, то можно, конечно, получить даже 74 % (см. табл. 1). Поэтому Р. Бергер считает, что следует провести различие между типичными сновидениями и отчетами, сходными с мышлением бодрствующего человека. Он выяснил, что независимые судьи, заранее не знающие, из какой фазы сна получены сновидения, почти безошибочно отличают друг от друга эти два типа сновидно-подсознательных психических содержаний.

У. Фаулкис сообщил, что сновидения, рассказанные после 9-24-минутной фазы парадоксального сна, отличались большей эмоциональной



Таблица взята из кн.: Dreams and dreaming/ Ed. by S. G. M. Lee and A. R. Mayes. — Harmondsworth (Mx.), 1973. — P. 227. Приводится с сокращениями.

насыщенностью и искаженностью образов, чем те сновидения, которые испытуемые рассказывали через 4-60 секунд после начала ПС'.

Все сновидения последних циклов сна в значительно большей мере разработаны и структурированы в виде целостных сюжетов, по сравнению со сновидениями начала ночи. Вместе с этим поведенческая глубина сна, определяемая по порогу пробуждения внешними стимулами, к концу ночи уменьшается. Для парадоксальной фазы и стадии II ортодоксального сна эти пороги одинаковы, для стадии III — ниже, но меньше всего для стадии IV фазы МС, которая в последних циклах сна сильно сокращается или даже исчезает.

Было выдвинуто также предположение, что сновидения, о которых рассказывают испытуемые после пробуждения из МС, являются воспоминаниями о сновидениях предшествовавших фаз ПС. Этому утверждению противоречит тот факт, что имеются качественные различия между психическими переживаниями периодов МС и парадоксальной фазы. Сновидения фазы ПС являются преимущественно зрительными, тогда как в ортодоксальном сне спящий, если судить по его отчетам, никаких образных внутренних содержаний не воспринимает, или количество образов ограничено.

Что касается сновидений ортодоксальных фаз сна, предполагается также, что они возникают в процессе пробуждения, возврата сознания. Это скорее всего сноподобные явления, образующиеся под влиянием внешнего раздражителя. Чем медленнее происходит возвращение сознательного состояния, тем обширнее отчеты о мыслительных процессах, якобы протекавших во сне. При резком пробуждении испытуемые сообщают меньше мыслей. Однако в частоте отчетов при этих двух формах возвращения сознания нет разницы, поэтому на основе приведенных фактов трудно сделать какие-либо окончательные выводы.



В целом, сновидения фазы медленного сна отличаются следующими особенностями:

• содержат больше мыслительных, рациональных элементов и меньше образов;

• они более коротки и, вследствие этого, в них меньше образов различных видов (зрительных, слуховых и т. п.), чем в сновидениях парадоксальной фазы сна;

1 Foulkes W. D. The Psychology of Sleep. - N. Y., 1966.

• если человек пробуждается от сна после фазы ПС, то он сразу же ориентируется в окружающей среде, отдает себе отчет в том, где находится, а при пробуждении после МС в первые секунды и даже минуты переживает сильно выраженную дезориентацию и забывчивость.

По этим признакам легко различать сновидения двух основных фаз ночного сна.

В настоящее время начинает преобладать точка зрения, согласно которой психическая активность не прекращается в течение всей ночи. Не до конца ясно, отличаются ли так сильно психические переживания фаз МС и ПС, или же известные нам различия зависят от различий в способности людей осознавать свои психические процессы и содержания, в одинаковых формах протекающие в течение всей ночи. Исследователь не может непосредственно воспринимать сновидения своих испытуемых, поэтому он вынужден работать с их отчетами. А эти отчеты показывают, что психические переживания этих двух фаз различны. Можно добавить, что о существовании различий косвенно свидетельствуют различия в характере электрической активности мозга.

Нельзя, конечно, упускать из виду возможность искажения сновид-ных событий в процессе их воспроизведения, а также большие индивидуальные различия в способности их воспроизведения. В повседневной жизни одни утверждают, будто не видят снов, а другие каждое утро рассказывают одно или несколько сновидений. Когда этих же людей в лаборатории будят в фазах парадоксального сна, то все они рассказывают сновидения. Однако те, кто в повседневной жизни плохо помнят свои сновидения, и в эксперименте воспроизводят их примерно в два раза меньше, хотя предполагается, что видят они почти столько же сновидений, сколько и другие.

На основе этих фактов можно предположить, что отличия в способности воспроизведения сновидений являются характерными личностными качествами людей и зависят от различной интенсивности действия механизма вытеснения. Напрашивается еще одна гипотеза, что у плохо воспроизводящих сновидения содержат больше искажений. Для проверки этих гипотез следует провести сравнительные исследования.

Бедность содержаний сновидений медленного сна тоже может быть обусловлена плохим воспроизведением, хотя в отдельных случаях удается получить такие же длительные и содержательные сновидения, как и в парадоксальных фазах. Возможно, что воспроизведение снови-

дений медленного сна страдает из-за отсутствия образных и драматических содержаний в психических процессах этой фазы. Не исключено также, что подсознательные психические процессы фазы медленного сна не менее драматичны и личностно значимы, чем сновидения фазы парадоксального сна, но из-за плохого воспроизведения и фрагментарности материала это невозможно установить. Получены данные, свидетельствующие о том, что в сновидениях ортодоксальной фазы меньше действующих лиц (кроме самого субъекта-сновидца), чем в сновидениях парадоксального сна. В сновидениях фазы ПС между действующими лицами больше взаимодействий эмоционального, в частности сексуального и агрессивного, характера.

Таким образом, несмотря на наличие большого эмпирического материала, в настоящее время мы еще не можем дать окончательных ответов на ряд вопросов о природе психической активности человека в течение всего ночного сна, о природе сновидений медленного сна и т. п. Однако эти вопросы нельзя считать принципиально неразрешимыми.

В целом можно согласиться с Г. Уолтером в том, что «мы не располагаем точными сведениями о причинах, по которым мозг должен треть своей жизни проводить во сне»'.

Об этих причинах существуют различные предположения. Считается, например, что в бодрствующем состоянии в нейронах, вследствие метаболизма, накапливаются вредные химические вещества (гипнотоксины) и сон нужен для освобождения от них (А. Пъерон). Другое предположение состоит в том, что сон нужен для блокады сенсорных путей и для предоставления возможности работы другим системам мозга. И, наконец, высказана точка зрения, согласно которой сон, быть может, представляет собой лишь «генетический след бесплодных ночных приключений широкоглазых кошек и шакалов, наследство далеких предков которые были плохо экипированы для ночных сражений»2.

Возможны и другие предположения, но, с нашей точки зрения, информационный подход к пониманию функционального значения сна человека, о котором мы уже говорили в предыдущих параграфах, является одним из самых плодотворных.

Для дальнейшего углубления наших знаний о фазах сна многообещающим является исследование сноговорения. Приведем здесь ряд данных об этом любопытном явлении.

1 Уолтер Г. Живой мозг. - М, 1966. - С. 247.

2 Там же.

Сноговорение в 75-80 % случаев происходит в фазе медленного сна и только в 20-25 % случаев — в парадоксальной фазе. Утверждают, что «мысли говорящего во сне человека похожи на сновидения, причем как две капли воды»'.

Сноговорение чаще всего появляется во второй стадии МС, когда на ЭЭГ преобладают сонные веретена. На стадиях III—IV при преобладании дельта-волн наблюдаются случаи сомнамбулизма.

Сновидения ортодоксальной стадии сна, преимущественно с тусклыми образами, чаще всего регистрируются в стадии II, однако иногда испытуемые рассказывают о сновидениях и в тех случаях, когда их будят во время стадий III и IV, т. е. глубокого ортодоксального сна. Но большинство испытуемых все же утверждают, что у них никаких сновидений не было. Это субъективное впечатление, и оно, конечно, не является доказательством действительного отсутствия сновидений, тем более — психической активности другого рода.

Психические процессы МС и ПС тесно взаимосвязаны. Предполагается, что некоторые темы сновидений ПС повторяются и разрабатываются дальше в фазах МС.

Получены и другие, чрезвычайно интересные данные. Обнаружена, например, одна существенная разница между ПС и МС. Когда спящий, находясь в ПС, разговаривает и сразу же после этого пробуждается, его рассказ о сновидении сходен с содержанием сноговорения. При МС имеет место обратная картина: рассказ о сновидении мало похож или совсем не похож на содержание сноговорения. Создается впечатление, что эти два процесса — сноговорение и образное (подлинное) сновидение протекают независимо, как будто принадлежат двум разным людям. На основе таких фактов можно прийти к заключению, что во время МС психическая активность личности происходит на двух различных подуровнях подсознательного. Возможно, что эти два вида психической активности совершаются одновременно, но разными полушариями головного мозга. Сноговорение, по-видимому, осуществляется в более глубоком слое подсознательного, чем образное сновидение. И во время ПС психика человека параллельно работает на различных уровнях, о чем мы уже писали. Все эти данные и выводы подтверждают представления 3. Фрейда о существовании латентных мыслей сновидения и его явного содержания.

Представляет интерес и такой факт: когда человека принудительно будят в парадоксальной фазе, он чувствует себя сравнительно лучше, чем когда вынуждают пробуждаться во время МС, особенно глубоких

Вейн А. М. Три трети жизни. — М., 1970. — С. 81.

стадий ортодоксального сна. В последнем случае его настроение бывает хуже. Этот факт представляет практический интерес. Может быть следует так организовать распорядок дня, чтобы просыпаться во время ПС. Но возникает вопрос: в чем причина этого различия? «Объяснение тут может быть такое: электрографические циклы сна отражают какие-то нейрохимические циклы, и их незавершенность во сне, возможно, неблагоприятно сказывается на работоспособности мозга в период бодрствования и на нашем общем эмоциональном состоянии» '.

Однако следует искать также психологические причины.

Как мы уже знаем, экспериментальные исследования показали, что в 70% случаев люди, проснувшись после стадий III и IV медленного сна, где преобладают дельта-волны, не рассказывают ни о какой психической деятельности, отрицают ее существование. Но вот любопытный факт: с переходом от II к стадии III МС сердце спящего начинает биться все быстрее и быстрее и к концу фазы ортодоксального сна достигает своего предела. Кожно-гальваническая реакция тоже, весьма умеренно выраженная в бодрствующем состоянии, в стадиях I-H МС исчезает, но затем появляется вновь, когда совершается переход к стадии III, а в стадии IV уже не прекращается совсем. Это признак «эмоциональной бури». Но если в психике не протекает никаких процессов, ничего не переживается, то откуда и вследствие чего появляются эти реакции сердца и кожи?

Во время парадоксального сна, когда в психике спящего протекают образные сновидения, кожно-гальваническая реакция появляется время от времени, совпадая с резкой активизацией движений глаз. Если в такие моменты парадоксального сна будят человека, он рассказывает эмоционально насыщенные сновидения.

Возможно, что в ортодоксальных фазах идет процесс подготовки новых сюжетов для сновидений последующей фазы парадоксального сна. Предполагается, что именно в ортодоксальных фазах происходит консолидация воспринятой днем информации, ее отбор и осмысление. Психический отдых невозможен без ортодоксального сна.

Парадоксальный сон у детей

В период внутриутробного развития детей, с момента зачатия до 28-й недели, непрерывная электрическая активность отсутствует. Регистрируются только одиночные группы медленных волн и низкоамплитудная быстрая активность. Различия ЭЭГ сна и бодрствования не выражены. Они становятся четкими примерно через месяц после рождения.

Вейн А. М. Три трети жизни. — М., 1970. — С. 81.

Последовательная смена двух основных видов сна — парадоксального и ортодоксального — является одним из основных биологических ритмов. Исследования показывают, что фазы ПС появляются на 28-30-й неделе беременности, поэтому они имеются не только у новорожденных, но даже у недоношенных детей, а в первые 30 недель постнатальной жизни 80 % времени сна занято фазами ПС. К 40-й неделе беременности, т. е. перед рождением ребенка, фазы парадоксального сна составляют около 50% сна'.

В них у новорожденных и маленьких детей наблюдаются сосательные движения, улыбка, диффузные движения тела. Ч. Фишер и соавторы отмечают: «Каким-то еще непонятным образом физиологические процессы связываются со зрительными сновидениями, возможно на 30-й неделе жизни, хотя сновидения незрительных модальностей могут появляться даже раньше»2.

Логичнее однако полагать, что физиологические процессы циклов сна и сновидений связаны изначально. Принимая эту более естественную точку зрения, мы освобождаем себя от искусственной задачи раскрытия того, каким образом где-то около 30-й недели жизни зрительные сновидения соединяются с физиологическими процессами фазы ПС. Идея об изначальной связанности ПС со сновидениями предполагает возможность существования наследуемых психических образов. Это можно считать доказанным для животных, имеющих сновидения, поскольку, как недвусмысленно показывают данные этологии и зоопсихологии, сразу после рождения многие животные узнают и различают представителей своего вида и других видов животных, а также ряд других особенностей природной среды. Что касается человека, то в некоторых новейших экспериментальных исследованиях получены данные, свидетельствующие об избирательности восприятия младенцев, их большой чувствительности к образу человеческого лица3.

Парадоксальная фаза сна у детей обычно наступает сразу после засыпания, а не после стадии IV медленного сна, как у взрослых. Поэтому у младенцев продолжительность циклов сна укорочена и составляет

См.: Webb W. В. and Cartmght R. D. Sleep and Dreams // Annual Review of Psychology,

Palo Alto, 1978, 29. - P. 223-252.

Fisher Ch. et al., Cycle of penile erection synchronious with dreaming (REM) sleep //

Dreams and Dreaming/ Ed. bv S. G. M. Lee and A. R. Mayes. Harmondsworth (Mx.),

1973. - P. 250.

См.: Восприятие: механизмы и модели. — М., 1974; Бауэр Т. Психическое развитие

младенца. — М, 1979.

около 60 минут. С возрастом длительность ПС постепенно сокращается, устанавливаясь на уровне 22-25 % всей длительности сна, тогда как сразу после рождения составляет 55-80 % всего сна.

Некоторые исследователи полагают, что, хотя в электрографическом отношении наличие парадоксального сна у детей не подлежит сомнению, тем не менее, во многих отделах мозга не замечается усиления метаболизма и нейрональной активности. Фейнберг пришел к выводу, что метаболически парадоксальный сон детей и взрослых не равноценны1.

Хотя период, наступающий сразу после засыпания, имеет некоторые особенности, сходные с характеристиками парадоксального сна, истинно парадоксальными, согласно этому автору, следует считать те фазы, которые наступают после медленного сна. К этой точке зрения склоняется и А. Н. Шеповалышков.

Преобладание у новорожденных фазы парадоксального сна французский исследователь М. Жуве объясняет тем, что у них к моменту рождения локализованные в варолиевом мосту физиологические механизмы запуска парадоксального сна уже сформированы, тогда как механизмы медленного синхронизированного сна еще незрелы. В первые же месяцы жизни механизмы медленного сна быстро созревают, и этот процесс отражается на ЭЭГ. Обнаружено также, что у детей до трехлетнего возраста между ортодоксальными и парадоксальными фазами сна имеются переходные периоды длительностью 1 -2 минуты, иногда до 5 минут. В более поздних циклах сна (к концу ночи) эти переходные периоды редуцируются2.

В 1964 году Ченг иЛарош, исследуя одного новорожденного вплоть до двухмесячного возраста, обнаружили, что уже с самого момента рождения дети во сне время от времени улыбаются. Дальнейшие наблюдения показали, что улыбка появляется в фазе парадоксального сна. Мимика в виде улыбки, задолго до появления в бодрствующем состоянии при восприятии матери, в организованной и дифференцированной форме выражается у спящего ребенка в виде миоклонических гримас. Все 52 случая улыбки, зарегистрированные у этого ребенка, появились в фазе ПС, т.е. тогда, когда у взрослых протекают сновидения. В бодрствующем состоянии улыбка, как известно, выражает положительные эмоции человека — радость, удовольствие.

1 FeinbergJ. Effects of age on human sleep patterns// Kales A. (Ed.), Sleep. Physiology and Pathology. A Symposium. — Phil, and Toronto, 1969. — P. 39-53.

2 Jouvet M. Paradoxical sleep — a study of its nature and mechanisms // Akert et al., Sleep

mechanisms. — N. Y.-London, 1965. >

Исследования французских ученых, регистрировавших электрическую активность мозга начиная с 6-го месяца внутриутробного развития до 1-летнего возраста, показали также, что улыбка есть даже у нерожденного еще ребенка, и у ребенка, рожденного на неделю раньше времени (на 37-й неделе внутриутробного развития). Оказывается, однако, что улыбка имеется даже у детей, рожденных после 7 месяцев внутриутробного развития. Эта улыбка парадоксального сна сохраняется еще у 5-летнего ребенка'.

Когда к концу первого месяца постнатальной жизни ребенок впервые улыбается, воспринимая свою мать, одновременно в парадоксальных фазах сна улыбка появляется все реже и реже.

Как показывают ЭЭГ, с возрастом меняется пространственное распределение форм активности в мозгу. Если в первые дни постнатальной жизни активность преимущественно локализована в центральных областях мозга, где находятся моторные зоны (здесь регистрируется наибольший потенциал по сравнению с лобными, височными и затылочными областями, а также первые неустойчивые компоненты ЭЭГ), то к концу первого года жизни наибольшая нейрональная активность наблюдается в теменно-затылочной области. А. Н. Шеповальни-ков выдвинул предположение, что данный сдвиг обусловлен повышением функциональной роли и морфологическим развитием коркового конца зрительного анализатора. Между тем у слепых от рождения детей даже в старшем возрасте фокус максимальной активности, как и у новорожденных, локализуется над центральными отделами головного мозга как во сне, так и в бодрствующем состоянии.

В связи с этими интересными фактами можно выдвинуть ряд предположений:

• наследственная информация сосредоточена в нейронных группах тех областей головного мозга, где регистрируется наиболее интенсивная и «зрелая» электрическая активность;

• зрительные центры коры при рождении еще «незрелы», так как до этого по зрительным нервным путям информация не поступала;

• в этом отношении большой интерес представляет вышеприведенный факт: у слепых от рождения детей сновидения интересны тем, что если в них имеются зрительные образы, то они, безусловно, носят наследственный характер.

См.: Petre-Quadens О. Ontogenese du reve chez le nouveau-nee humain // Reve et conscience / Ed. par P. Wertheimer. PUF, P. 1968. - P. 109-121.

Об их наличии в ПС можно косвенно судить по быстрым движениям глаз. Трудность доказательства их существования состоит в том, что слепые не знают, что такое «зрительный образ», и их сообщения об отсутствии в их сновидениях зрительных образов не заслуживают доверия. К некоторым другим особенностям активности детей в парадоксальных фазах сна мы вскоре вернемся.

§ 9. Сексуальная активность в фазе парадоксального сна'

Еще задолго до открытия фаз сна, в 1944 и 1947 годах, Р. Олмейер с сотрудниками опубликовал две статьи, в которых описывались циклы эрекции пениса во время сна. Согласно этим авторам, эрекции появлялись каждые 84,5 минуты и имели среднюю длительность 25,5 минуты.

В 1948 году эрекцию у спящих обезьян, собак и кошек наблюдал сексолог Бич, что свидетельствует о наличии у этих животных сексуальных сновидений. Пирсон описал эрекцию у спящих землероек, которые перед пробуждением совершали толчкообразные движения таза. А. Кинси и соавторы тоже сообщали об эрекциях у спящих собак. Эти же авторы отмечали опухание гениталий у сук, вагинальную секрецию, толчкообразные движения таза, а также вокализации при сексуальном возбуждении во сне2.

После открытия (в 1953 году) парадоксальной и ортодоксальной фаз сна возник вопрос: не совпадают ли периоды эрекции с фазами ПС? Изучая добровольцев — мужчин, Ян Освальд в 1962 году пришел к выводу, что эрекции сопровождают только некоторые периоды сна и в течение этих периодов могут появляться и исчезать. Вопрос в том, возможна ли эрекция в фазе МС, Ян Освальд оставил без ответа3.

Ч. Фишер, Ж. Гросс и Ж. Цух, совершенствуя методику исследования, провели тщательные эксперименты для проверки результатов как вышеназванных авторов, так и Ольберга, обнаружившего, что эрекция в течение ночного сна имеет 3-4 периода, причем первый период на-

' Описание физиологических аспектов сексуальной активности во сне мы даем в основном по работе: Fisher Ch., Gross J. and Zuch Z„ Cycle of penile erection synchronieus with dreaming (REM) sleep // Dreams and dreaming / Ed. by S. G. M. Lee and A. R. Mayes. Harmondsworth (Mx.), 1973. - P. 235-258. См. также: Hartmann E. The biology of dreaming. — N. Y„ 1967.

2 Oswald Ian. Sleeping and Waking. - Amst.-N. Y., 1962. - P. 141-142.

3 Там же. Р. 140-142.

ступает через 60-90 минут после засыпания. Ч. Фишер и сотрудники совершенствовали методику таким образом, чтобы можно было регистрировать состояние пениса непрерывно в течение всей ночи, т. е. уровень эрекции и ее изменения. Одновременно снималась ЭЭГ для точного сравнения фаз сна с состоянием пениса. Поскольку при эрекции температура пениса повышается на 2-3 градуса, на всю ночь к этому органу прикрепляли термометр. Методика исследования в целом была разработана подробно, с учетом всех возможных ошибок и получения артефактов.

В качестве испытуемых были приглашены 17 добровольцев-мужчин в возрасте от 20 до 35 лет (врачи и другие медицинские работники). Их исследовали в течение 27 ночей. Испытуемым не была известна подлинная цель исследования. Им было сказано, что исследуются вегетативные процессы и движения тела. В течение ночи несколько раз будили испытуемых и просили рассказать только что увиденные сновидения. Свои сновидения рассказывали и те, кто пробуждался спонтанно. За голыми испытуемыми наблюдали через окошко, а при необходимости — входя в комнату. В целом испытуемые в лабораторных условиях спали хорошо.

Были получены весьма убедительные данные. У всех испытуемых было зарегистрировано всего 86 фаз парадоксального сна. Из них в 60 % случаев наблюдалась полная эрекция, в 35 % — частичная, в остальных 5 % случаев эрекция не наблюдалась. Таким образом, в 95 % фаз ПС наблюдалась полная или частичная эрекция. В случаях отсутствия эрекции фазы ПС были короткими, неустойчивыми и сливались со стадией II медленного сна.

Эрекции начинались с началом парадоксальной фазы или примерно за 2,5 минуты до начала этой фазы. Ослабление пениса начиналось за 0,6-2,0 минуты до окончания ПС. Максимальная эрекция наблюдалась примерно через 5,4 минуты после начала ПС, а полное ослабление наступало через 12,4 минуты после окончания фазы парадоксального сна. В большинстве случаев эрекция сохранялась в течение всей фазы ПС, т.е. до 30 минут и дольше, без заметных флуктуации. Отмечались, однако, некоторые случаи с флуктуациями. Иногда ослабление начиналось примерно с середины ПС, продолжаясь до конца фазы.

Ч. Фишер и сотрудники утверждают, что в фазах МС случаев эрекции они не наблюдали. Исключением являются те случаи, когда II стадия МС предшествовала ПС, и за 2 минуты до начала ПС начиналась эрекция.

Выяснилось, что появление эрекции в парадоксальной фазе сна не зависит от того, когда испытуемые удовлетворяли свою сексуальную

потребность. Например, один из испытуемых имел сексуальное сношение за 5 часов до эксперимента, второй — за 24 часа, третий — за 48 часов. У всех этих мужчин в течение ночи регулярно во всех парадоксальных фазах сна происходили эрекции. Один из испытуемых был гомосексуалистом, в реальной жизни — сексуальным импотентом. У него тоже регулярно наблюдались эрекции в парадоксальных фазах сна и держались до 25 минут в зависимости от длительности самих фаз.

Циклы эрекции отмечались и во время дневного сна. В тех случаях, когда испытуемые осознавали, что наблюдают их половую активность, эрекции немного подавлялись.

Поскольку эрекции появляются в фазах ПС, Ч. Фишер и сотрудники связывают их со сновидениями. До обсуждения этого вопроса уместно кратко коснуться того, есть ли признаки половой активности у спящих детей.

Карта сайта
anesteziya-pri-operacii-kesareva-secheniya.html
antropologiya-kak-nauka-o-cheloveke-predmet-i-zadachi.html
art-terapiya-evropejskaya-perspektiva.html
art-terapiya-i-esteticheskie-kachestva-izobrazheniya.html
art-terapiya-v-aleksianerovskoj-psihiatricheskoj-bolnice.html
ataka-na-perehodnoe-prostranstvo-i-zamena-na-fantaziyu.html
atribuciya-i-strah-v-snovideniyah.html