Учеба ни почем: Студенческий сайт
Учителя курят

Лунатизм, кошмары и психические нарушения

Если определенный этап жизненного пути человека богат фрустрациями и стрессовыми состояниями (семейные конфликты, ответственные экзамены и выступления, потеря любимых людей и т. п.), или если предвосхищаются неприятные события, то у человека могут возникнуть кошмарные сновидения, сноговорение, иногда — лунатизм(сомнамбулизм)2.

Поговорим сначала о лунатизме, одном из самых загадочных явлений психической жизни людей.

Внешние признаки поведения лунатика общеизвестны: спящий встает, иногда одевается, совершает различные, часто весьма сложные действия, обходит препятствия, затем возвращается в постель и продолжает спать. Лунатик может лечь спать и в другом месте. В таких случаях, просыпаясь утром, он удивляется и никак не может понять, как туда попал. Глаза у лунатика во время снохождения открыты и он видит окружающее. Именно поэтому ему удается обходить препятствия, совершая целесообразные и подходящие действия. Лицо у сомнамбула каменное, без выражения.

Еще И. Мечников, описывая поведение лунатиков, отмечал, что они часто повторяют свои обычные профессиональные действия и движения, которые автоматизированы: «Мастеровые выполняют ручную работу. Швеи шьют, прислуги чистят обувь и одежду, накрывают на стол. Люди более высокой культуры предаются той умственной работе, которая им более всего привычна. Наблюдали, что духовные лица в сомнамбулическом состоянии сочиняли проповеди...»:!

См.: Ullman M., Krippner L. (with Л. Vaughan). Dream Telepathy. — N. Y„ 1973. — P. 7/-

От лат. somnus — сон и ambulo — хожу.

ВейнА. М. Три трети жизни. — М., 1979. — С. 35.

Но сомнамбулы иногда совершают новые действия, приспосабливаясь к окружающей обстановке.

Некоторыми авторами (Ян Освальд и др.) выдвинуто предположение, согласно которому лунатики отличаются эмоциональной неустойчивостью. Они покидают постель и совершают различные действия, так как видят эмоционально насыщенные сновидения и в них выступают в качестве активно действующих лиц. Уровень активности спящего лунатика достигает высокой степени, но в психологическом отношении он продолжает спать, оставаясь на подсознательном уровне: его сознание не пробуждается, хотя наблюдаемое внешнее поведение будто бы свидетельствует о противном.

Поскольку лунатик находится в подсознательном состоянии, он свободен от страха и психофизиологического напряжения, благодаря чему показывает удивительную ловкость и скоординированность движений: ходит по карнизу или по краю пропасти, лазает по балконам и деревьям и не падает.



Лунатики часто оказывают сопротивление тем людям, которые пытаются вернуть их в постель. Самым интересным является то, что они полностью забывают все, что с ними происходило в этом специфическом состоянии, в том числе все свои действия. Можем только предположить, что это связано с явлением спонтанного забывания большинства сновидений и, как и последние, обусловлено работой защитно-адаптивного механизма вытеснения. Таким образом, лунатизм — такое подсознательное состояние, находясь в котором, спящий видит эмоционально насыщенные сновидения, переживает активные подсознательные процессы, в которых принимает деятельное воображаемое, галлюцинаторное участие. При этом, в отличие от большинства случаев сновидений, двигательные центры его мозга настолько активны, что его участие в сновидениях получает внешнее проявление, хотя и частичное. Лунатизм, сноговорение, ночной энурез (недержание мочи) наблюдаются тогда, когда человек переживает тревожные состояния.

Поступки, совершаемые во время сомнамбулического транса, обусловлены содержанием актуально протекающего сновидения. Известны случаи совершения лунатиком весьма опасных действий, в том числе убийства или покушения на убийство. Ян Освальд пишет о 16-летней девушке, которая видит во сне, как в их квартиру проникают воры. Под воздействием этой сновидной сцены она, психологически оставаясь во сне, берет два пистолета и, выпуская из них 10 нуль, убивает отца и шестилетнего брата, наносит рану матери.

Другие лунатики совершают более сложные действия. Оставаясь спящими и покидая свою постель, они прогуливаются, причем движения

их отличаются тонкой скоординированностью, возвращаются в постель и продолжают свой сон, и все это — в подсознательном состоянии, без пробуждения. Совершаемые в сомнамбулическом состоянии действия нередко представляют опасность для окружающих. Например, русские психиатры В. М. Банщиков, Ц. П. Короленко и И. В. Давыдов описывают больного, который сразу после засыпания оказывается в сомнамбулическом состоянии. Больной неожиданно поднимался с постели, шагал но комнате, часто выходил в коридор, на лестничную площадку, иногда — на балкон. Однажды он с балкона своей комнаты (с четвертого этажа) перешел на балкон третьего этажа, проник в квартиру соседа и, заметив спящего человека, бросился на него и начал душить. Этот же больной, как только садился перед телевизором, дремал и оказывался в сомнамбулическом состоянии'.



Описывая этот случай, упомянутые авторы не стремятся установить связь между внешне наблюдаемым поведением, состоянием больного и его внутрипсихическими процессами. Вместо этого они характеризуют сомнамбулизм в качестве разновидности «сумеречного состояния сознания». Между тем, судя по сложности действий больного, можно предположить, что они связаны с подсознательным мышлением и воображением. Такие больные, по всей вероятности, начинают видеть сны, мотивы и воображаемые события которых толкают их на совершение весьма сложных и агрессивных, реальных действий.

Предложено еще одно предположение о происхождении действий лунатика, которое тоже имеет некоторую вероятность быть истинным: все то, что воспринимает и делает лунатик, отражается в его психике как сновидение. При таком предположении молчаливо принимается, что лунатический сеанс начинается у спящего не под влиянием его сновидений, а под воздействием каких-то других факторов. Может быть именно так понимал лунатизм Андре Морг/а, описавший в новелле «Дом» героиню, которая рассказывает свое повторяющееся, навязчивое сновидение: она во сне посещает очаровательный замок. Днем она ищет этот замок и однажды находит такой дом в окрестностях Парижа. Она узнает дом и парк вокруг него, но не узнает ведущую к нему дорогу. Оказывается, что дом продается, так как, по словам хозяина, каждую ночь в нем появляется привидение. Слуга узнает в гостье это самое привидение.

Как бы то ни было, сомнамбулизм, как психофизиологическое явление находится на границе нормы и патологии и свидетельствует о том,

Банщиков В. т., Короленко Ц. П., Давыдов И. В. Общая психопатология. — М, 1971. С. 78.

что психические процессы имеются и в медленном сне. Следует при этом иметь в виду, что у сомнамбулов во время снохождения ЭЭГ сходна с характерной для III и IV стадий медленного, ортодоксального сна.

Лунатизм описан и в других художественных произведениях, например, в «Леди Макбет» У. Шекспира, в V акте, где Леди Макбет в сно-хождении «моет руки», так как ей кажется, будто на руке есть пятно.

Действия лунатика для внешнего наблюдателя бессмысленны и странны. Он может бесцельно бродить по комнате, одеваться, собирать вещи, ощупывать стены, брать в руки и откладывать предметы, выходить на улицу и совершать автоматические действия. После пробуждения он обо всем этом ничего не помнит, у него полная амнезия на все, что происходило в сомнамбулическом трансе. Все эти действия воспринимаются наблюдателем в качестве неуместных и странных, так как нецелесообразны в окружающей объективной ситуации. Действительно, для чего и почему они выполняются? Нам представляется, что если бы мы знали содержания тех сновидений и других подсознательных процессов, которые параллельно с этими действиями во внутреннем своем мире видит человек, мы бы, без сомнения, больше не удивлялись. Нам стало бы понятно, что действия больного соответствуют его внутренним психическим состояниям и интроспективно наблюдаемым ситуациям, в которых он является действующим лицом и одновременно наблюдателем. В этих своеобразных случаях проявления подсознательных воображаемых действий, а также образов и мотивов, без сомнения, играют роль давно известные психологам идеомоторные механизмы. Сущность их, как известно, заключается в том, что создание осознаваемого или неосознаваемого образа какого-либо органа приводит к незаметным для глаза микродвижениям, причем эти микроскопические движения можно регистрировать с помощью соответствующей аппаратуры.

Более глубокое изучение психологии и физиологии сомнамбулизма приведет к познанию новых закономерностей подсознательного непроизвольного воображения. По всей вероятности, в сомнамбулическом состоянии человек настолько увлечен сценами своего воображения, что попытки, окликнув, разбудить его, обычно не приводят к успеху. Некоторые авторы полагают, что такое «безразличие» обусловлено сосредоточенностью на том узком круге реальных предметов, с которыми индивид совершает действия. Однако с этим предположением едва ли можно согласиться, поскольку случайно встречающиеся на пути сомнамбула предметы обычно не обладают той ценностью и привлекательностью, которые необходимы для возникновения такого напряженного

и сосредоточенного внимания. Сомнамбулы на самом деле сосредоточены на образах своего внутреннего мира, совершают внутреннее наблюдение — интроспекцию, видят яркие сны и почти абсолютно отчуж-дены от своего внешнего окружения. Мы уже знаем, что с помощью гипноза тоже можно искусственно вызывать сновидения и заставлять человека совершать такие действия, которые не отличаются от действий лунатика. Это очень важный аргумент в пользу того предположения что лунатик сосредоточен на мире своих сновидений и других, необразных, подсознательных психических процессах.

Как показывают новейшие исследования, лунатизм возникает не в парадоксальных фазах сна (как можно было бы предположить!), а в ортодоксальных фазах, в стадии III, чаще всего — в стадии IV, в которой сон человека как с поведенческой, так и электрографической точек зрения наиболее глубок'.

Этим следует объяснить полноту забывания переживаний, имевших место в этом состоянии: в том, что они рассказывают после пробуждения, невозможно найти даже намек на те действия, которые они совершали в сомнамбулическом состоянии.

Поскольку лунатик одновременно погружен в себя и в какой-то мере воспринимает окружающее пространство, считается, что он находится в каком-то особом состоянии между сном и бодрствованием. Сомнамбул может даже давать простые ответы на вопросы. Поскольку в последние годы специалисты получают все новые свидетельства того, что и в медленном сне человек переживает сложные подсознательные психические процессы, то нет принципиального противоречия между точкой зрения, согласно которой действия лунатика являются выражениями его сновидений и тем фактом, что лунатические состояния возникают в ортодоксальных фазах сна. Главное в том, что поведение лунатика всегда связано с его внутренними психическими процессами.

Как показывают исследования, если снохождение краткосрочное, то лунатик остается в глубоких стадиях медленного сна, если же оно становится длительным, тогда совершается переход на более поверхностный уровень сна, на ЭЭГ появляются признаки бодрствования и первой стадии медленного сна2.

1 Jacobson A. and Kales A. Somnambulism: All-night EEG and related studies // Ed. by

Kety S. S., Evarts E. V. and Williams H. L. Sleep and altered states of consciousness. — Baltimore, \967; Jacobson A., Kales]. D., Kales A. Clinical and electrophysiological correlates of sleep disorders in children // Sleep: Phisiology and Pathology / Ed. by A. Kales. - Philadelphia, 1969. - P. 109-118; Борбели А. Тайны сна. - M., 1989. - С. 84.

2 Борбели А. Тайны сна. - М., 1989. -С. 84. ««. •

С лунатиками часто случаются несчастья, поэтому не соответствует действительности миф об их повышенном чувстве опасности.

Лунатизм чаще встречается у детей, чем у взрослых, но в ходе возрастного развития исчезает. Причины этого пока не совсем ясны. Предполагается даже, что наследственные факторы играют значительную роль в возникновении лунатизма: в определенных семьях лунатизм встречается чаще, чем в других.

Высказано также предположение, что лунатизм — особая фаза сна, наряду с парадоксальной и ортодоксальной фазами. Если это так, то основными психическими состояниями человека являются: бодрствование, медленный (ортодоксальный) сон, быстрый (парадоксальный) сон, гипнотическое состояние и лунатизм.

Сомнамбулизм взрослыхчасто обусловлен или по крайней мере связан с одним из самых страшных психозов — эпилепсией и является выражением психического автоматизма, наблюдаемого при этой болезни. Специалисты хорошо знают, что эпилептические припадки нередко наступают во сне: в это время больные продолжают спать, а утром так и не вспоминают о них, иногда удивляясь, откуда на их теле появились синяки и царапины. Между тем лунатизм детей и подростков внешне похож на лунатизм взрослых, но обычно не связан с эпилепсией, являясь нарушением сна. У большинства детей с возрастом лунатизм исчезает. Не рекомендуется будить детей-сомнамбулов, так как у них могут возникнуть страхи и психические травмы.

Лунатизм детейво многих случаях обусловлен началом какого-либо хронического заболевания у одного из родителей. В целом эмоционально неустойчивые дети — тот контингент, из которого и выделяются индивиды, склонные к снохождению. Вот пример: девятилетняя девочка, оставаясь в состоянии сна, начинает прохаживаться по комнате, потирает руки, что-то бормочет. Когда пытаются вернуть ее в постель, сопротивляется. Несколько раз берет в руки ночную рубашку и выходит на улицу. Утром, просыпаясь, ничего обо всем этом не помнит'.

В период лунатического припадка она как будто бодрствует, а на самом Деле находится под влиянием своих фантазий.

Сомнамбулизм тесно связан с психическим стрессом. Об этом свидетельствует, в частности, описание сомнамбулизма тех 117 военных, о которых пишет тот же Ян Освальд. Из них 71 страдали глубокой тревожностью, у 18 тревоги были постоянными, 8 страдали истерией, у 9 пациентов наблюдалось явление истерической симуляции, у 11 были повреждения мозга. Самую

Oswald Ian. Sleeping and Waking. - N. Y., 1962. - P. 137-138.

глубокую тревогу они переживали после боев, вызывавших сильный стресс Во сне они кричали, выскакивая из постели, давали приказы — повторяя их в одних и тех же словах многие ночи подряд. Некоторые из них становились до такой степени агрессивными, что во сне ударяли по стенам и получали телесные повреждения. У некоторых было желание выпрыгнуть из окна. Им было страшно, дыхание было частым и отрывистым, на вопросы отвечали бессвязными словами, имели высокий мускульный тонус. Припадки сомнамбулизма наблюдались у этих больных не каждый день а с интервалами. Лунатическим ночам предшествовали мучительные периоды примерно недельной длительности, во время которых ночной сон пациентов был насыщен кошмарными сновидениями. В них эти люди очень часто видели свою смерть, подвергались преследованиям врагов. После глубоких психических стрессов и таких мучительных периодов наступала ночь сомнамбулизма, и здесь у некоторых из них появлялось неудержимое желание выпрыгнуть из окна, покончить самоубийством. Истерические личности в состоянии сомнамбулизма совершают аморальные действия, ругаются и т. п., но обо всем этом утром забывают.

В целом, исследование движений, выполняемых спящими людьми, представляет серьезный интерес не только для психологии и физиологии, но и для медицины. Так, во II и III стадиях ортодоксального сна у эпилептиков наблюдаются настоящие припадки этой болезни. Автор этих строк в годы службы в армии имел возможность наблюдать несколько таких случаев. Можно предположить, что во время поверхностного сна патологические процессы мозга получают боольшую возможность проявления, чем в период бодрствования. Вот почему если в период бодрствования ЭЭГ имеет нормальный вид или же только неспецифические нерегулярности без определенной локализации, то обследование таких людей в первой и второй стадиях ортодоксального сна приобретает решающее значение для правильной диагностики их состояния.

Следует знать, что 75-80 % всех случаев сноговорения возникает во второй, третьей и четвертой стадиях ортодоксального сна, остальные 20-25% — в парадоксальных фазах. К вопросу связи сноговорения с уровнями психической активности мы вернемся на следующих страницах.

Как мы уже говорили, кошмарные сновидения чаще всего возникают у психически больных людей.

Например, у И. Е. Вольнерта была пожилая пациентка, часто видевшая в своих сновидениях пожары и такие страшные сцены, в которых какие-то люди убивали ее детей. У этой женщины были некоторые симптомы эпилепсии. Вот одно из ее сновидений: се сын, которому на самом деле всего 12 лет, находится в каком-то далеком месте и там стал известным артистом. Теперь

он вернулся и выступает на сцене театра. Вдруг в театре начинается пожар и его стаскивают вниз со сцены. Вокруг очень много людей. Она сама выходит из театра и оказывается у своего дома. Поворачивается и смотрит — не идет ли сын, но его нет1.

И. Е. Вольперту не удалось связать это сновидение с впечатлениями реальной жизни пациентки. Очевидно, что сновидение имеет характер попытки заглянуть в будущее (мать предвидит будущую деятельность сына). Однако во сне она переживает глубокую тревогу и страх, а это, по-видимому, свидетельствует о том, что она не совсем уверена в блестящем будущем своего сына. Пожар, как и огонь вообще, является сно-видным символом и требует толкования. Однако он не подверг это сновидение более или менее подробному анализу.

Невротики, страдающие фобиями, часто переживают фиксированные и многократно повторяющиеся кошмарные сновидения. В них преобладающей является эмоция страха.

Такие сновидения часто переживают люди с болезнями внутренних органов, с нарушениями работы системы кровообращения, с повышением температуры мозга, с высокой температурой тела. Возникновение кошмарных сновидений физиолог Ф. П. Майоров связывал с частичным пробуждением мозга. Мозг оказывается в таком состоянии в тех случаях, когда, согласно этому исследователю, его подкорковые отделы возбуждены и активны, тогда как кора находится в заторможенном состоянии. В подобных случаях животные и даже люди становятся опасными, в них инстинкт самосохранения и самозащиты достигает огромной силы2.

Следует добавить, что в таких случаях едва ли можно говорить о заторможенности коры головного мозга.

Ф. П. Майоров с помощью убедительных примеров показывает, что кошмарные сновидения обусловлены болезненными органическими раздражениями, а также нервными и психическим нарушениями. Как и другие авторы, Майоров приводит факты, свидетельствующие о том, что у невротиков часто возникают кошмарные сновидения с преобладанием в них эмоции страха. Приводя пример кошмарного сновидения из своей жизни, Майоров, в числе возможных причин возникновения таких сновидений, на первое место ставит неполное пробуждение мозга, а кроме того — интроцептивные (идущие из внутренних органов)

Вольперт И. Е. Сновидения в обычном сне и гипнозе. — Л., 1966. — С. 171-172. Майоров Ф. П. Нервный механизм сновидений. — Л., 1970. — С. 51-52.

импульсы, которые идут к мозгу от больных внутренних органов или из полного желудка — факторы, вызывающие одышку, болезни, сопровождающиеся высокой температурой, ненормальное повышение температуры головного мозга и нарушения в нем движений крови, временные перерывы функциональных связей между различными отделами мозга Однако о психологических условиях и механизмах возникновения кошмарных сновидений этот автор ничего не говорит.

Кошмарные сновидения часто переживают больные, страдающие нарколепсией. Основным признаком этой болезни является непреодолимая сонливость, наблюдаемая днем. Но ночной сон этих людей тоже нарушен: ночью они время от времени просыпаются под влиянием страшных сновидений, полных ярких образов'.

Исследования показывают, что у нарколептиков, как во время ночного, так и дневного сна, значительно более частыми становятся парадоксальные фазы сна2.

Группа французских авторов исследовала ночные и дневные сновидения нарколептиков. Когда начинается приступ нарколепсии, больной сначала оказывается в ортодоксальной фазе сна. Но эта фаза продолжается всего 10-12 минут, после чего начинается насыщенная сновидениями богатого содержания парадоксальная фаза. Значительная часть этих сновидений не отличается от обычных, однако встречаются и очень впечатляющие кошмарные сновидения, которые могут повторяться во время следующих нарколептических припадков. Например, один из больных часто видел сон, в котором но его лицу ползли какие-то насекомые. Следует заметить, что гипногогические галлюцинации нарколептиков тоже у каждого больного всегда однотипны (слуховые, зрительные и телесные) и также могут иметь повторяющиеся содержания. Так, одни видят странные человеческие фигуры, другие слышат звуки, как будто кто-то ходит по ступенькам дома, стуки в дверь или звон звонка. Они открывают дверь и только тогда убеждаются, что там никого нет. Эти галлюцинации нередко сочетаются с чувством страха.

Первое ночное сновидение нарколептиков обычно кошмарное. Один больной время от времени видел следующее сновидение: какие-то люди его привязывают к кровати и перемещают в различных направлениях. Во время этого сновидения больной находится в парадоксальной фазе и у него наблюдаются характерные признаки этого вида сна: типичная ЭЭГ, быстрые движения глаз, нерегулярное дыхание.

ВейнА. М. Нарушения сна и бодрствования. — М„ 1974. — С. 156; Вейи А. М. Три трети жизни. — М., 1979.

PassouantP. et CadhilacJ. Activite, onirique et narcolepsie // Reve et consience / Ed-P. Wertheimer. PUF, P., 1968. - P. 168.

Под влиянием кошмарных сновидений больные часто пробуждаются. Последние сновидения ночного сна также обычно являются кошмарными (преследования, нападения зверей, падение в пропасть и т. д.). Но эти сновидения — более многочисленные, подробно и искусно оформленны и не отличаются от сновидений начала ночного сна.

Любопытно, что, когда нарколептик ночью просыпается и рассказывает свое сновидение, засыпая, сразу же оказывается вновь в парадоксальной фазе сна. Сновидения различных парадоксальных фаз одной и той же ночи часто тесно связаны между собой и продолжают одно другое. Однако встречаются случаи, когда сновидения различных парадоксальных фаз сна совершенно независимы друг от друга.

В ортодоксальных фазах сна нарколептиков тоже удалось регистрировать сновидения. Один из них рассказал, например, что во сне обсуждал с отцом какой-то вопрос, другой — что во сне ходил на охоту.

При анализе кошмарных сновидений, как больных неврозами, так и здоровых людей, нельзя ограничиться только описанием нейрофизиологических и соматических условий их возникновения. Эти сновидения, являясь психическими процессами, естественно, требуют психологического объяснения. Для разъяснения этой мысли вновь вспомним приведенный из книги И. Е. Вольперта пример о том, как пожилая женщина, беспокоясь о будущем своих детей, видела богатые сценами пожаров и преследований сновидения. Исследование подобных случаев позволяет утверждать, что при психологическом анализе сновидений основная задача — раскрытие мотивов их возникновения и механизмов их образования, а не описание физиологической локализации, которая, как бы важна она ни была, не позволяет ответить на коренные вопросы о бессознательном, которые в первую очередь и интересуют нас.

Сновидения и психозы

О сходстве сновидений и психозов интересные мысли были высказаны еще в XIX веке. Так, французский исследователь Альфред Мори видел сходство между сновидением и бредом. Эта мысль нашла свое отражение в названии «онейроидный бред»: так называют определенный вид бреда, наблюдаемый у больных психозами в бодрствующем состоянии.

Как мы уже видели, проблема связей между сновидениями и психическими болезнями является традиционной. Она обсуждалась в работах многих авторов, хотя некоторые ее стороны до сих пор остаются Неясными и загадочными. Эта проблема, естественно, интересовала также

3. Фрейда, который, обобщив наблюдения и представления предще_ ствуютих авторов, выделяет в ней три главных стороны.

1. Этиологические и клинические связи: психозы иногда начинаются в сновидениях. Возникают странные, кошмарные сновидения, которые содержат в себе главную идею психоза. О возникновении паранойи сходную мысль высказал Санкте-де-Санктис. Согласно этому исследователю, паранойя может начинаться после одного кошмарного сновидения или под воздействием ряда подобных сновидений. Люди, имеющие склонность к развитию паранойи именно таким путем, до заболевания психозом отличаются легкими истерическими припадками и переживанием меланхолических состояний, сопровождающихся страхом. 3. Фрейд соглашается с той мыслью, что психоз таких лиц начинается в кошмарном сновидении, но одновременно отмечает, что встречаются случаи, когда психоз не выходит за рамки сновидений и человек переживает патологические состояния только на сновидном подсознательном уровне1.

3. Фрейд упоминает свидетельства разных авторов о том, что возникающий в сновидениях страх равносилен эпилептическому припадку. В медицинской литературе описаны случаи «ночных психических заболеваний». Эти люди днем практически здоровы, однако ночью периодически переживают галлюцинации, вспышки бешенства и другие болезненные проявления. Такие конкретные факты описаны в работе Санкте-де-Санктиса, Тисье и других авторов. 3. Фрейд, в свою очередь, приводит факты, свидетельствующие о том, что после лечения от психоза сновидения некоторых пациентов сохраняют свой болезненный характер, личность на уровне своих сновидений остается больной. Наблюдались случаи, когда психозы этих «излечившихся» людей возобновлялись сначала в сновидениях, а затем уже на уровне сознания и поведения. Завершая обсуждение этого вопроса, 3. Фрейд писал: «Не подлежит никакому сомнению, что когда-нибудь наряду с психологией сновидения врачи будут интересоваться его психопатологией»2-

2. Параллельно с возникновением и развитием психических заболеваний сновидения человека претерпевают изменения. 3. Фрейд не сумел привести подтверждающие эту мысль факты, так как в те дни

' Фрейд 3. Толкование сновидений. — М, 1913. — С. 74-75. J»

2 Там же. >Н >!

(в последние годы XIX века, когда 3. Фрейд писал свою книгу, первое немецкое издание которой вышло в 1900 году) эта задача еще не стала предметом конкретных исследований. В наши дни уже накоплены соответствующие факты и некоторые из них приведены нами на предыдущих страницах. 3. Внутреннее сходство сновидений и психозов. Это явление давно привлекло внимание ученых и философов и о нем есть многочисленные высказывания. Так, еще И. Кант говорил, что сумасшедший — все равно, что видящий сон наяву. А. Шопенгауэр назвал сновидение кратковременным безумием, а безумие — продолжительным сновидением. В. Вундт в своем труде «Физиологическая психология» писал, что «в сновидениях мы можем переживать все те явления, которые наблюдаются в психбольнице» '.

А. Мори и В. Спитта перечислили те свойства, по которым между сновидениями и психозами наблюдаются сходства:

• исчезновение самосознания, а вследствие этого — также морального сознания и удивления;

• изменения чувствительности органов чувств (во сне становится крайне низкой, а при психозах чересчур обостряется);

• сочетание представлений только по законам ассоциаций и воспроизведения, «автоматическое формирование рядов» представлений, вследствие чего возникают преувеличения и фантастические образования;

• изменения личности, ее характера, которые иногда достигают уровня извращенности и неестественных проявлений.

Приведенное перечисление в основном соответствует действительности. Нельзя согласиться только с утверждением об исчезновении самосознания. Как мы видели в главе 5 настоящей книги, в сновидениях наблюдаются специфические проявления самосознания («Я-концепции» и ее подструктур — «Я-образов»), поэтому утверждение о его исчезновении, встречающееся и у некоторых современных авторов, является результатом плохого знания психологии. В конце XIX века эта наука находилась только в начале своего развития. Спорно также утверждение о действии в сновидениях только закономерностей ассоциаций и воспроизведения, поскольку, как мы знаем, на сновидном уровне подсознательного имеют место также творческие процессы, действует

Фрейд 3. Толкование сновидений. — М., 1913. — С. 76.

своеобразная сновидная интуиция, дающая новые синтетические результаты.

Еще одно важное сходство отметил немецкий автор Радешток; как сновидец, так и психически больной вспоминают такие впечатления и переживания своего детства, которые бодрствующему здоровому человеку представляются абсолютно забытыми.

3. Фрейд писал: «Аналогия сновидения и психоза приобретает свое полное значение тем, что она, точно семейное сходство, простирается вплоть до мимики и до мельчайших деталей выражения лица» '.

Еще один аспект сходства сновидения и психоза отметил Гризингер. Задолго до появления на арене психологии 3. Фрейда он писал, что как в сновидениях спящего человека, так и в фантазиях психотика проявляется воображаемое исполнение желаний. 3. Фрейд высоко оценил эту точку зрения и, как нам уже известно, широко развил и обосновал в своей теории сновидений. «Мои собственные наблюдения показали мне, — писал он, — что именно здесь следует искать ключ к психологической теории сновидения и психоза»2.

3. Фрейд справедливо считал, что хотя сновидения нельзя полностью свести к психозам, тем не менее изучение сновидений поможет раскрытию тайн психозов. Эта задача и в наши дни остается актуальной.

Есть основания считать, что дневные, упорно повторяющиеся фантазии людей чаще завершаются психическими заболеваниями, чем кошмарные сновидения. Хотя, как мы уже знаем, медицине известны случаи, когда люди, проснувшись под впечатлением кошмарного сновидения, больше никогда не могли освободиться от его патологических мотивов и содержания, став, таким образом, психически больными и в бодрствующем состоянии.

Как для бреда, так и для сновидений, по мнению А. Мори, характерны: непроизвольный способ возникновения, проекция на внешний мир, т.е. галлюцинаторный характер представлений, обилие ассоциаций, образуемых по внешним, второстепенным признакам образов предметов, отсутствие критического отношения даже к нелепым представлениям и ситуациям.

Немецкий психиатр Г. Крепелин, развивая идею сходства сновидения и психоза, высказал мысль, что путаница в мыслях, характерная для шизофреников, наблюдается также в сновидениях нормальных людей:

Фрейд 3. Толкование сновидений. — М., 1913. — С. 76. Там же. — С. 77.

в обоих случаях мы видим, как мысль отвлекается от своего осевого направления. Человек быстро переходит от одной мысли к другой, не имеющей с ней ни логической, ни смысловой связи. Наблюдается раздробленность речи, склонность к созданию новых слов, иногда напоминающих иностранные слова, искажения общеизвестных слов.

Исследование сновидений гебефренов и их сравнение со сновидениями здоровых людей позволили выяснить, что у таких больных структура сновидений проще обычной, активность действующих в них лиц — низкая, в них меньше странных образов, более заметно преобладание отрицательных эмоций, значительно больше неприкрытых сексуальных сцен1.

Действующие лица сновидений в основном враждебно настроены к сновидцу-гебефрену. Сновидения этих больных имеют более реалистический характер, поскольку их психика не в состоянии с помощью символов скрывать, маскировать даже простейшие потребности и склонности больных. Это означает, что их подсознательная психическая деятельность потерпела неудачу. Ведь одной из основных ее функций является пересмотр желаний, установок, эмоций и целей личности, их переоценка и т. п. Психическая жизнь гебефренов в бодрствующем состоянии тоже примитивна: они прямо и неприкрыто выражают свои желания и этим отличаются от здоровых людей с более сложной и тонкой психической организацией. Эта специфическая черта их психической деятельности сохраняется как на сознательном, так и на подсознательном уровнях.

М. Крамер показал, что параноики тоже видят много снов, которые не похожи на подлинные сновидения здоровых людей (с соответствующими символами, специфическими искажениями и т. п.). В их сновидениях больше обычного образов незнакомых людей и большее место, чем обычно, занимает агрессивность.

Р. Картрайт выяснила, что в периоды усиления болезни сновидения шизофреников становятся более простыми, в них уменьшается количество странных образов, и этим они отличаются от сновидений здоровых лиц того же возраста и пола. То же самое наблюдается у детей, страдающих шизофренией2.

Вопрос о сходстве шизофрении и сновидений привлек внимание также известного французского психиатра Анри Эйя. Он прежде всего

1 Гебефрения — разновидность шизофрении. Она начинается рано, в период перехода от подросткового возраста к юности и в последующие годы (в 14-18 лет).

2 Webb W. В. and Cartwright R. D. Указ. соч. - С. 223-252.

отмечает то обстоятельство, что как в сновидениях, так и при большинстве психических заболеваний наблюдается психическая регрессия личности. Исходя из этого и ряда других признаков, сновидения можно считать временным помешательством нормального человека. Причем надо уметь четко различать не только сходства, но и различия психозов и сновидений'.

Поскольку одним из центральных и характерных симптомов психозов, особенно шизофрении, является отчуждение личности от самой себя, а также возникающее вследствие отчуждения ее расщепление или переход к состоянию «множественной личности», то, по нашему мнению, при исследовании сходств и различий шизофрении и сновидений следует в первую очередь обратить внимание именно на данное явление. Как мы показали в четвертой главе настоящей книги, самоотчуждение и деперсонализация личности в сновидениях имеют различные наблюдаемые признаки, хотя не всегда понятна мотивация возникновения этих явлений.

Подробнее всего вопрос сходства сновидений и шизофрении был предметом обсуждения в работах знаменитого швейцарского психолога, психиатра и философа К. Г. Юнга. Он называет сновидения «нормальным помешательством», а помешательство — сновидением, которое заменило сознание. В сновидениях проявляются многие симптомы шизофрении, в частности — ожидания больших катастроф. Эти ожидания являются проекциями собственных внутренних конфликтов на внешний мир, принимающими вид сцен сновидений.

В сновидениях отражаются все этапы разложения личности. По мнению К. Г. Юнга, проявления сновидений и шизофрении почти одни и те же, только с той разницей, что первые наблюдаются во сне, а вторые нарушают бодрствующую, сознательную жизнь человека. Механизм возврата к состоянию такого временного помешательства в определенной степени находится в руках человека, так как именно мы и решаем заснуть, зная, что у нас будут сновидения. Отказываясь от сознательного восприятия внешнего мира, мы добровольно отдаем себя в распоряжение мира сновидений и тем самым создаем условия для наступления сна2.

Следует добавить, что мы вольны в принятии решения спать или не спать в короткий промежуток времени, после которого наступает такая

1 Еу Н. he phcnomen sommeil-reve cle de voute do la psychopalhologie // Reve et conscience / Ed. by P. Wertheimer. - PUF, P. 1968. - P. 251-258.

2 Jung C. G. On the Psychogenesis of Schizophrenia // Theories of Psychopathology / Ed. by Th. Millon. - Phil, and London, 1 Карта сайта
osobennosti-dejstviya-psihotropnih-sredstv.html
osobennosti-klinicheskoj-farmakologii-psihotropnih-sredstv.html
osobennosti-pitaniya-beremennih-s-saharnim-diabetom.html
osobennosti-reabsorbcii-natriya-i-vodi-v-petlyah-genle.html
osobennosti-zhiznedeyatelnosti-prostejshih.html
osobennosti-zhiznennih-ciklov-parazitov-cheredovanie-pokolenij-i-fenomen-smeni-hozyaev-.html
osoznannoe-izobrazhenie-i-bessoznatelnoe-otreagirovanie.html