Учеба ни почем: Студенческий сайт
Учителя курят

Корреляции между результатами выполнения отдельных пунктов и общей оценкой РТС

Пп Пг Пв НшГ Нвн Нбу Вв Вк Вр
Коэфф. корр. 0,35 0,75 0,60 0,77 0,69 0,75 0,63 0,77 0,68

Пп: задание на прогнозирование, последовательность
Пг: задание на прогнозирование, горизонтальность,
Пв: задание на прогнозирование, вертикальность,
Нпл: задание на рисование с натуры, отношения право-лево,
Нвн: задание на рисование с натуры, отношения верх-низ,
Нбу: задание на рисование с натуры, отношения близость-
удаленность,

Вв: задание на воображение, выбор,

Вк: задание на воображение, комбинирование,

Вр: задание на воображение, представление.

ни один из пунктов теста сам по себе не может считаться до­статочным для такой оценки. Наименее информативным ока­зался первый пункт заданий на прогнозирование, поскольку подавляющее большинство испытуемых с ним успешно спра­вилось.

Коэффициенты корреляции между тремя основными зада­ниями теста колебались от 0,48 до 0, 67 (табл. 3.15).

Весьма интересные результаты были получены при изуче­нии корреляций между оценками РТС и Арт-терапевтических шкал формальных элементов. Тест заключавшийся в изобра­жении человека, срывающего яблоко с дерева, был предъявлен 72 испытуемым разных возрастов.

Как видно из таблицы 3.16, коэффициенты корреляции меж­ду результатами выполнения разных заданий РТС, общей оцен­кой РТС и показателями большинства арт-терапевтических шкал формальных элементов были весьма высоки, и лишь с отдельными шкалами они не достигали достоверного уров­ня (р > 0,05), а именно, со шкалой 2 «Адекватность цвета», шка­лой 6 «Логика», шкалой 11 «Качество линии», шкалой 13 «Рота­ция» и шкалой 14 «Персеверация». Наиболее высокие корре-


ляции были обнаружены между показателями РТС и шкалой 4 «Пространство», шкалой 5 «Интеграция», шкалой 7 «Реа­лизм», шкалой 9 «Уровень развития» и шкалой 12 «Человек». Данные результаты позволяют сделать вывод о том, что РТС и большинство арт-терапевтических шкал формальных эле­ментов измеряют один и тот же диагностический конструкт, а именно конструкт невербального, пространственного мыш­ления, тесно связанный с художественными способностями, креативностью и способностью к передаче и переработке ин­формации с помощью визуальных образов. Эти результаты так­же указывают на достаточно высокую межтестовую валидность

Таблица 3.16

Корреляции между результатами отдельных заданий



И общей оценкой РТС и оценками арт-терапевтических шкал

Формальных элементов

Шкалы Задание на прогноз. Зад. на рис. с натуры. Задание на вообр. Общая оценка
1. Значение цвета 0,52 0,62 0,56 0,67
2. Адекват. цвета 0,10 -0,01 0,01 0,03
3. Энергия 0,51 0,50 0,47 0,57
4. Пространство 0,58 0,64 0,61- 0,71
5. Интеграция 0,51 0,62 0,75 0,72
6. Логика 0,18 0,22 0,09 0,20
7. Реализм 0,66 0,66 0,63 0,76
8. Решение 0,48 0,50 0,55 0,59
проблемы
9. Уровень 0,67 0,71 0,77 0,83
развития
10. Детали 0,40 0,44 0,49 0,54
11. Качество линии 0,18 0,38 0,37 0,37
12. Человек 0,46 0,65 0,67 0,70
13. Ротация 0,18 0,22 0,09 0,20
14. Персеверация 0,18 0,22 0,09 0,20

Примечание: выше 0,25 — достоверно.


PTC и возможностью использования арт-терапевтических шкал формальных элементов с теми же целями, что и РТС — как отдельно от него, так и в сочетании с ним, что может повы­шать достоверность результатов тестирования. Это представ­ляется тем более оправданным, если учесть, что Гантт и Табон (Gantt & Tabone, 1998) считают возможным применение арт-терапевтических шкал формальных элементов не только для анализа изображений человека, срывающего яблоко с дерева, но и другой графической продукции.

Выводы

1. Проведенное нами исследование позволило определить нор­мативные показатели РТС для разных возрастных групп. Общий объем наблюдений и включение в группу обследу­емых жителей разных регионов Российской Федерации, крупных и мелких населенных пунктов позволяет считать полученные данные достаточно репрезентативными. В то же время целесообразно дальнейшее расширение объема ис­следования, в первую очередь для того, чтобы увеличить некоторые возрастные группы. Кроме того, имеет смысл увеличить группу взрослых испытуемых, включив в нее лиц с разным уровнем образования, в том числе с непол­ным средним образованием.



2. Различия между полученными нами и американскими нор­мативными показателями, отражающими динамику разви­тия невербального интеллекта у детей и подростков, а так­же эмоциональное состояние испытуемых и их отношение к себе и другим, могут свидетельствовать о влиянии на ре­зультаты тестирования различных контекстуальных фак­торов, в том числе культуры и связанных с ней тендерных ожиданий и способов коммуникации, условий жизни и де­ятельности людей, подходов к воспитанию и образованию и других. В то же время различия между результатами выполнения теста жителями разных регионов Российской Федерации, Эстонии, а также крупных и мелких населен­ных пунктов оказались несущественными. Все это указы­вает на необходимость дифференцированного анализа вне-


шних и внутренних детерминант графической экспрессии, 6 том числе на основе мультикультурального подхода и раз­виваемой нами концепции системной арт-терапии.

3. Нам не удалось выявить какие-либо различия в выполнении основных заданий теста испытуемыми мужского и жен­ского пола. В то же время были обнаружены существенные различия в показателях«шкалы оценки эмоционального со­держания рисунков и шкалы оценки образа «я». Отсутствие подобных различий в американских и бразильских иссле­дованиях позволяет сделать предположение о влиянии кон­текстуальных факторов.

4. Отсутствие сколь-либо заметных различий между результа­тами выполнения РТС детьми и подростками, посещающи­ми общеобразовательные школы и коррекционную школу для лиц с речевыми нарушениями, свидетельствует о неза­висимости развития вербального интеллекта от невербаль­ного. На это указывают и приводимые Сильвер (Silver, 1996) данные об отсутствии корреляций между результатами РТС и большинства тестов для оценки вербального интеллекта.

5 Высокая корреляция оценок РТС с показателями боль­шинства арт-терапевтических шкал формальных элемен­тов позволяет сделать вывод о том, что они измеряют один и тот же диагностический конструкт, а именно конструкт невербального, пространственного мышления. Эти резуль­таты также указывают на высокую межтестовую валидность РТС и возможность использования Арт-терапевтических шкал формальных элементов с теми же целями, что и РТС — как в отдельности, так и вместе с ним, что может повысить достоверность результатов тестирования.

Литература

Анастази А. И., Урбина С. Психологическое тестирование. -СПб: Питер, 2001.

Аялессандрит К., Дуарте X., Дупас М., Бианкв М. Рисуночный тест Сильвер: результаты стандартизации в Брази­лии // Исцеляющее искусство. — 2001. — Т. 4, N° 1 — С. 22-43.


Копытин А. Системная арт-терапия. — СПб: Питер, 2001. Gantt, L. & Tabone, С. 1998. Formal Elements Art Therapy Scale. The Rating Manual. Gargoyle Press: Morgantown, WV.

Gantt, L. 1998. Research. American Journal of Art Therapy. V. 37, November. P. 57-65.

Hunter, G. 1992. The Examination of Some Individual Differences in Information Processing,*Personality and Motivation with Respect to Some Dimensions of Spacial Thinking or Problem Solving in TAPE Students. Unpublished Thesis, The University of New England, Armidale, Au­stralia.

Silver, R. 1983a. Silver Drawing Test of Cognition and Emotion. Special Child Publication: Seattle, WA.

Silver, R. (1983b). Identifying Gifted Handicapped Choldren Thro­ugh Their Drawings. Art Therapy. Journal of American Art Therapy Association. October. P. 40-46.

Silver, R. 1990. Silver Drawing Test of Cognitive Skills and Adjust­ment. Ablin Press: New York.

Silver, R. 1996. Silver Drawing Test of Cognition and Emotion. Ablin Press: New York.


IV. Вопросы

психопатологической экспрессии и арт-терапии

Основные темы и понятия раздела

• Творчество душевнобольных и арт-терапия в Алексианеровской психиатрической больнице Мюнстера

• Образ в арт-терапии: от символа к эстетическим качествам

• Опецинус де Канистрис: болезнь и творчество


ТВОРЧЕСТВО ДУШЕВНОБОЛЬНЫХ

И АРТ-ТЕРАПИЯ

В АЛЕКСИАНЕРОВСКОЙ

ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ БОЛЬНИЦЕ

МЮНСТЕРА1

Людгер Юткейт и Клаус Тельгер

Введение

В течение более десяти лет с момента открытия арт-тера-певтического отделения в г. Мюнстере и его окрестностях были организованы многочисленные выставки работ пациен­тов Алексианеровской психиатрической больницы. Авторы работ являются представителями большой группы пациентов-инвалидов, страдающих хроническими психическими заболева­ниями. Они увлеченно работают над созданием художествен­ных произведений, демонстрируя при этом большую серьез­ность и самостоятельность. Всякому, кто познакомился с ними поближе, станет очевидно, насколько различны их диспози­ции, предпочтения и привычки.

В повседневных контактах и в процессе работы некоторые из них кажутся более замкнутыми, незаметными и немного­словными. Тем более поразительно, что в их художественных работах проявляется присущая им тонкость и динамизм психи­ческой жизни. Другие более открыты и, соответственно этому, их работам присущи яркие краски, свидетельствующие об ак­тивном и живом контакте с окружающими.

Постепенно большинству этих людей удалось создать свой неповторимый художественный стиль, хорошо «читаемый» в их работах. Их неповторимая индивидуальность запечатле­на в рисунках и живописных произведениях, развешанных

1 Юткейт Л., Тельгер К., Инкманн Л., Беккер-Глош В., Вендерманн Г., Бюлов Э. Творчество душевнобольных и арт-терапия в Алексианеровской Психи­атрической Больнице Мюнстера // Исцеляющее искусство. —1999. — Т 3 № 1. - С. 38-59.


в коридорах больницы, в местах отдыха пациентов и кабине­тах персонала. «Посмотри, это, бесспорно, Мюцке» — такие сло­ва вылетают порой из уст персонала, восхищенного последни­ми работами одного из клиентов* висящими в одном из поме­щений больницы. На этих работах можно видеть характерные для их автора сюжеты с изображением монашек, барабанов или животных. «А это, наверное, Бергенталь», — произнесет другой, и он не ошибется, ибо кто еще мог создать работу раз­мером 3x4 метра, занимающую всю стену столовой для пер­сонала и излучающую тепло, яркость красок и радость жизни. Создавая это полотно, автор провел за работой несколько дней.

Оригинальность всех этих произведений связана не с болез­нью или психическим дефектом, но с неповторимой личностью их авторов. Художественные работы создавались ими отнюдь не в экстраординарных условиях, незнакомой или небезопас­ной обстановке — как любят иногда подчеркнуть некоторые исследователи творчества душевнобольных. Эти работы по­явились в обстановке заботы и поддержки, высокого доверия и безусловной положительной оценки со стороны специалистов. Поэтому следует подчеркнуть несомненную заслугу персона­ла, осуществляющего различные формы арт-терапевтической работы, сверх этого проводя терапию занятостью. Следовало бы напомнить и о той важной роли в становлении арт-тера-пии в нашей больнице, которую в течение многих лет играл заместитель главного врача — Вульф Бекер-Глош — который и сегодня, находясь на пенсии, продолжает поддерживать арт-терапевтическую работу, проявляя в своих многочисленных публикациях глубокое понимание тех личных, а равно и сверх­личных мотивов, которые звучат в произведениях душевно­больных людей.

Осознание своеобразия внутреннего мира пациентов являет­ся важной частью психотерапевтической работы. Специалисты «сопровождают» душевнобольных в процессе их творческих поисков, предоставляя им помещение и материалы, организуя время для их работы, поддерживая их словом или простым молчаливым присутствием, выступая при этом в роли заинте­ресованного наблюдателя.

Многие пациенты, проявляющие особый художественный талант и склонность к изобразительному творчеству, нужда-


ются также в совете художника-профессионала, а также сло­вах поддержки и одобрения, которые, вместе с глубоко личным характером их отношений со специалистом, позволяют посте­пенно развиться их таланту. Следовало бы подчеркнуть, что арт-терапия и терапия занятостью важны не только для хро­нически больных, но и пациентов с острыми психическими расстройствами. С последними проводится краткосрочная арт-терапия, предполагающая более четкую постановку задач. Та­кая арт-терапия является элементом комплексной лечебной программы, осуществляемой бригадой разных специалистов на основе принципов системного, психотерапевтически ориен­тированного подхода.

Знакомясь с художественными работами пациентов нашей больницы, нельзя не ощутить того, что они «взывают» к нам своей открытостью, жизненной силой и поразительным бо­гатством форм и цветов. Их непредвзятое восприятие способ­но открыть и то, что находится за фасадом изображения. Это то, что душевнобольной человек, даже не будучи способным «живописать» или говорить, все равно стремится к целостно­сти и гармоничному включению в ту среду, которая в наи­большей мере отвечает его индивидуальным потребностям.

Лиза Инкманн

Kunst Haus Kannen

На южной окраине Мюнстера, в окружении живописных полей находится Kunst Haus Kannen — двухэтажный флигель, в котором расположены художественные мастерские, хранится коллекция работ душевнобольных и организуются выставки. Kunst Haus является частью Алексианеровской психиатриче­ской больницы, где осуществляется психиатрическая и психо­терапевтическая помощь широкому кругу больных. С начала 80-х годов, когда стала реализовываться новая концепция по­мощи душевнобольным с акцентом на различных формах твор­ческого самовыражения, деятельность Kunst Haus была ори-


ентирована на создание условий для художественной работы пациентов. По мере накопления опыта внимание специалистов стали привлекать некоторые пациенты-художники, обнару­жившие недюжинный художественный талант. В течение ряда лет, благодаря поддержке и помощи со стороны персонала, эти таланты крепли и развивались. С 1990 г. в деятельности Kunst Haus Kannen все больше внимания уделяется сбору и систе­матизации коллекции художественных работ. В настоящее вре­мя она включает произведения сорока живущих и десяти умер­ших пациентов.

Богатство коллекции позволило приступить к организации авторских и коллективных тематических выставок. В художе­ственных галереях и музеях Германии и других стран (Нидер­ландов, Польши) были проведены выставки работ, созданных на базе Kunst Haus. Мы поддерживаем контакты и обменива­емся научной информацией с рядом музеев, университетов и психиатрических клиник. Мы также предоставляем нашим гостям соответствующую информацию, касающуюся тем и сю­жетов, характерных для работ душевнобольных, а также зна­чительный объем литературы, посвященной творчеству аут­сайдеров, брутальному искусству, творчеству психиатриче­ских пациентов и художественной терапии.

Параллельно с ростом коллекции и ее систематизацией осуществляется выпуск и продажа альбомов, включающих репродукции работ пациентов больницы. Полученные от про­дажи этих альбомов средства расходуются на больных, что позволяет им ощутить социальные и материальные плоды своего творчества.

На базе Kunst Haus Хаипеп_осуществляются некоторые фор­мы художественной терапии, широко проводимой в разных отделениях больницы. Здесь, в частности, находятся пятнад­цать небольших художественных мастерских, благодаря чему в Kunst Haus Kannen царит атмосфера творческого братства, где каждый может сформировать свой неповторимый творче­ский микромир, применяя собственные изобразительные ме­тоды и демонстрируя неповторимый стиль. В такой атмосфере каждый художник чувствует себя хорошо защищенным, нахо-


дя поддержку и понимание, что помогает ему заниматься живо­писью, скульптурой, графикой или изготовлением предмет­ных композиций. Вее0то позволяет нам говорить о Kunst Haus Каппеп как о «месте встречи» с многообразием смысловых от­тенков, характерных для этого словосочетания.

Вулъф Беккер-Глош

Карта сайта
glava-i-vnutrennij-mir-travmi-v-ego-dyavolskoj-forme.html
gormonalnaya-regulyaciya-zhenskogo-polovogo-cikla-rol-gonadotropnih-gormonov-adenogipofiza-dejstvie-polovih-gormonov-na-matku-molochnie-zhelezi.html
harakteristika-akariformnih-i-parazitiformnih-kleshej.html
harakteristika-antiblastomnih-mehanizmov-rezistentnosti-organizma.html
harakteristika-i-medicinskaya-rol-predstavitelej-otryada-vshi-i-klopi-.html
harakteristika-selevih-processov.html
harakteristika-stepenej-razrusheniya-zdanij-i-sooruzhenij.html