Учеба ни почем: Студенческий сайт
Учителя курят

Интеграция теории, практики и научных исследований

Г. чрм риязянп лрчебно^возддйствие арт-терапии? Очевидно, что в приведенных примерах арт-терапевт и ребенок пережива­ют определенные изменения. Анализируя арт-терапевтический процесс, Энн не может понять, с чем связаны эти изменения. Для многих арт-терапевтов их опыт психотерапевтической работы по-прежнему нередко представляется непонятным и загадоч­ным. Некоторые из них считают бессмысленными исследова­ния процесса изменений в ходе арт-терапии, полагая, что ху­дожественное творчество и отношения пациента и специалиста сами по себе оказывают на человека исцеляющее воздействие. Другие специалисты пытаются разобраться в механизмах психо­терапевтического возздействия арт-терапии, используя теории, разработанные в таких дисциплинах и областях деятельности, как история искусств и художественная практика, психология или психоанализ. При всем этом имеется явный дефицит си­стемных исследований тех моментов арт-терапевтического процесса, которые связаны с реальными изменениями в состо­янии и взаимоотношениях пациента и арт-терапевта. Именно такие исследования могли бы помочь нам приблизиться к пони­манию загадочных механизмов лечебного воздействия арт-тера­пии. Я полагаю, что существует острая необходимость в том, чтобы, используя системные наблюдения за реальным арт-те-рапевтическим процессом, понять, что составляет суть психо­терапевтического воздействия в арт-терапии. Поэтому я со­гласна стеми исследователями, которые полагают, что «мы не должны торопиться, стремясь использовать те или иные теоре­тические построения для объяснения механизмов психотера­певтического воздействия. Вместо этого мы должны вниматель­но наблюдать за реальным психотерапевтическим процессом для того, чтобы понять, что именно происходит в ходе психо­терапии и как» (Greenberg, 1994, р. 115). Включение исследо­вателя (наблюдателя) в психотерапевтическое «пространство» может знаменовать собой важный шаг на пути изучения арт-терапевтического процесса и дальнейшего создания арт-тера-


певтической теории... Детальное описание того, что в действи­тельности происходит в ходе арт-терапии, само по себе может представлять собой заметный прогресс. Одним из наиболее серьезных препятствий на пути развития нашей дисциплины является то, что мы все еще редко обращаем внимание на то, что происходит в реальной психотерапевтической ситуации... Все, что так или иначе может сблизить теорию и практику пси­хотерапии, может явиться весомым вкладом в развитие этой сферы деятельности (Safran, & Muran, 1994, p. 225).



В прошлом необходимость в наблюдениях за изменениями в ходе арт-терапевтического процесса, как правило, игнориро­валась. При этом для его описания автоматически применялись определенные теоретические представления. Между наблюде­ниями за реальным арт-терапевтическим процессом и его тео­ретическим обоснованием существует диалектическая связь. Подобные наблюдения определяют характер интерпретаций, которые во многом обусловлены личным и профессиональным опытом специалиста, а также теми теоретическими представле­ниями, которых он придерживается. Для исследователя очень важно опираться на личный и профессиональный опыт, а так­же теорию для того, чтобы анализ наблюдаемых им феноменов протекал наиболее успешно. В то же время он должен сохра­нять высокую степень восприимчивости к тому, что происхо­дит в ходе сессий между психотерапевтом и пациентом, а так­же к их опыту.

Диалектика взаимосвязи между теоретическим обоснова­нием арт-терапевтической практики и наблюдением за ней имеет определенные аналогии на клиническом уровне. Трудно представить себе такого специалиста, который, воспринимая пациента, не пытался бы при этом построить определенную клиническую гипотезу. Однако, пытаясь объяснить наблюда­емые им феномены с точки зрения личного профессионально­го опыта и определенной системы теоретических представле­ний, он должен быть открыт для новых вопросов и не упускать из виду того, что он не может объяснить в рамках существующей теории. Подход, ориентированный на изучение новых явле­ний, можно рассматривать как такой процесс, который начи­нается с наблюдений, ведущих к построению определенных


моделей, подлежащих проверке с помощью дальнейших наблю­дений (Hill, 1990, l994,Greenberg &Newmen, 1996; Rhodes & Greenberg, 1994). Открытость такого подхода для всего нового может рассматриваться как важнейший элемент разработки и проведения научных исследований.



Новые тенденции в современных психотерапевтических исследованиях

При разработке новых подходов к научным исследованиям в области арт-терапии можно использовать те модели, которые .применяются в вербальной психотерапии. За последние де­сять лет произошел переход от крупномасштабных исследо­ваний в области психотерапии, ориентированных на изуче­ние ее конечных эффектов, к таким исследованиям, которые связаны с анализом единичных сессий и ограниченным чис­лом наиболее значимых эпизодов в процессе психотерапии. Подобные микроаналитические исследования ориентируют ученых на изучение тонких нюансов взаимодействия пациен­та и психотерапевта, их поведенческих проявлений в контек­сте психотерапевтических отношений, а также на углублен­ный анализ продуктивных и непродуктивных форм их ком­муникации (Greenberg&Pinsof, 1987; Rhodes & Greenberg, 1994; Safran & Мигал, 1994). Изучение различных моментов, связан­ных с критическими изменениями в ходе психотерапевтиче­ского процесса, представляются наиболее многообещающими и могут увенчаться разработкой теорий, позволяющих объяс­нить эти изменения также как и совершенствованием подхо­дов к практической работе и подготовке специалистов. Анали­зируя моменты критических изменений в ходе психотерапии, исследователи должны учитывать роли и особенности поведе­ния каждого из ее участников, а также всех тех, кто вовлечен в исследования (Elliott & Morrow-Bradley, 1994), поскольку между позициями пациента, психотерапевта и наблюдателя (исследователя) существуют принципиальные различия.

Обычно ученые приравнивали интенсивные исследования небольшого числа случаев к изучению неконтролируемых кли­нических ситуаций. В настоящее время появляются альтерна-


тивные подходы к строгому интенсивному анализу психотера­певтического процесса. В этом контексте ученые пытаются использовать такие качественные методы исследований, кото­рые первоначально были разработаны в социологии, антропо­логии и образовании (Bogdan & Biklen, 1982; Fly, 1991; Lincoln & Cuba, 1985). Подобные методы, применяемые ныне в пси­хотерапевтических исследованиях, подчеркивают значимость-субъективного опыта участников психотерапевтического про­цесса и допустимость множества ракурсов его оценки. Они также позволяют поднять вопрос о значении различных дей­ствий участников психотерапевтического процесса и его интер­претаций, являющихся одним из его наиболее важных элемен­тов (Morrow-Bradley & Ettiott, 1994; Rermie, 1992). Вниматель­ное наблюдение за всем происходящим в ходе психотерапии, вслушивание в высказывания и оценка невербальной экспрес­сии ее участников, а также систематический анализ наблюда­емых феноменов и их теоретическое обоснование, основанное на учете реального контекста психотерапии, отличают каче­ственные исследования. Именно подобные исследования слу­жат ныне разрешению методологических проблем современ­ной психотерапевтической науки.

Качественные методы исследования в арт-терапии

Я полагаю, что качественные методы исследования могут быть особенно ценными для анализа арт-терапевтического процесса с характерным для него разнообразием интеракций и значений. В ходе любой атр-терапевтйческой сессии можно наблюдать разные формы креативного поведения, связанные с изобразительной деятельностью, ролевой игрой, драматичес­кой импровизацией, сочинением историй и диалогов. Все они сопутствуют друг другу и создают неповторимую текстуру арт-терапевтичеекой работы. Вербальная и невербальная ко-муникация при этом должна рассматриваться прежде всего с точки зрения ее уникальных функций в арт-терапевтическом процессе. Эту коммуникацию можно наблюдать лишь являясь участником сессий. Присутствие на сессии исследователя (на-


блюдатёля) создает ряд возможностей и вместе с тем трудно­стей, которые необходимо тщательно учитывать (Ball, 1998; Ronnie, 1992; Hill, 199^); "

Исследователь/наблюдатель является участником психо­терапевтического процесса и в то же время сохраняет дистан­цию по отношению к тем интеракциям, которые протекают в ходе сессий. Кроме того, исследователь/наблюдатель может выступать и в качестве инструмента психотерапевтического процесса, поскольку он «пропускает» через себя все то, что на­блюдает в ходе сессий. Именно наблюдение является основным средством для анализа этого процесса (Atkinson, 1992), а также для налаживания взаимодействия с его участниками и эмпати-ческого сознания их действий и переживаний {Jordan, 1991).

Наблюдатель имеет уникальную возможность сосредото­чить свое внимание на том, насколько арт-терапевт и пациент вовлечены в творческий процесс и какое влияние они оказыва­ют друг на друга. Наблюдатель может хорошо видеть взаимо­действие между арт-терапевтом, пациентом и изобразитель­ным материалом/продуктом (рис. 1.2). В своем исследовании я обращала основное внимание на (1) фокус взаимодействия участников арт-терапевтического процесса и на (2) способы интеракции пациента и арт-терапевта

Рис. 1.2

.


Системный анализ:

Карта сайта
skandinavskaya-hodba-pitanie-do-trenirovki.html
skandinavskaya-hodba-pitevoj-rezhim.html
skazochnie-syuzheti-tajnij-smisp-i-filosofskoe-znachenie.html
skrivaemie-cherti-lichnosti-v-ee-snovideniyah.html
slojnaya-i-processualnaya-modeli.html
snovideniya-i-grezi-v-rabotah-hudozhnikov.html
snovideniya-i-ispolnenie-zhelanij.html