Учеба ни почем: Студенческий сайт
Учителя курят

Болезни человека в образах сновидений

Исследование сновидений дает обильный материал о различных болезнях человека, в частности — о психических нарушениях различной степени тяжести и устойчивости. Оно позволяет также заранее предвидеть развитие ряда болезней и диагностировать их, что представляет несомненный практический интерес. Наконец, исследование различных фактов, касающихся психических нарушений и связанных со сновидениями, позволяет анализировать различные дополнительные аспекты сознания и подсознательной психической жизни человека. Ниже вкратце обсудим некоторые из этих важных и актуальных вопросов.

Сновидения и неврозы

Сновидения как вид психической активности тонко отражают даже те ничтожные изменения, которые происходят в жизнедеятельности человека. Когда человек страдает одним из видов известных неврозов {истерия, неврастения, психостения, депрессия, невроз навязчивых состояний), структура и содержание его сновидений претерпевают значительные изменения по сравнению с его сновидениями того периода жизни, когда он был психически здоровым человеком'.

Невротики после утреннего пробуждения воспроизводят больше сновидений, в которых значительное место занимают неприятные сцены и эмоциональные состояния. Увеличивается также количество неприятных мыслей, выраженных словами. Сновидения страдающих неврозами людей богаче содержанием, в них более четко выражены механизмы и закономерности образования этих подсознательных процессов, обильны и четче выражены типичные искажения реальности и символика сно-

Описание неврозов можно найти во многих пособиях по психиатрии. См. напр.. Портнов А. А., Федотов Д. Д. Психиатрия. — М., 1971; Банщиков В. М., Невзорова Т. А-Психиатрия. — М, 1969; Меграбян А. Основы психопатологии и др.

видений. Вот почему для познания личности, ее мышления и других познавательных способностей невротиков, а также характеристики состояния их здоровья, исследование их сновидений имеет исключительно большое значение. При этом было установлено, что симптомы болезни вначале проявляются в сновидениях и только позднее — в осознанных ощущениях и поведении бодрствующего человека. Данное обстоятельство создает возможность диагностики некоторых болезней на основе психологического анализа сновидений людей.

В сновидениях невротиков очень часто воспроизводятся те фрустри-рующие ситуации, которые играли решающую роль в возникновении невроза. Это означает, что на подсознательном уровне психики проблемная (конфликтная, фрустрирующая) ситуация, связанная с потерями, депривацией, еще долгое время занимает мысли человека. Часто она так устойчиво фиксируется в памяти и так актуализируется, что человеку никак не удается от нее избавиться.



Как замечает В. Н. Касаткин, до последнего времени бывший единственным русским специалистом, изучающим проблему диагностики болезней по сновидениям, даже при легких функциональных нарушениях (неврозах), которые в бодрствующем сознательном состоянии почти не замечаются человеком, ими страдающим, сновидения претерпевают изменения. В сновидениях невротиков часто повторяются неприятные зрительные сцены и ситуации, отражающие имевшие место на работе, в учебе и других сферах деятельности человека неудачи, отставание от товарищей и т. п. В таких сновидениях наблюдаются сцены опоздания к поезду, сцены войн, драки, пожары, образы волнующегося моря и тонущих в них людей, тягостные и оскорбительные сцены, связанные с сексуальной жизнью сновидца. Общими для всех этих сновид-ных сцен являются неприятные психические переживания спящего: тревога, боязнь и страх, тоска, чувство неудовлетворенности. Собственно психические содержания этих сновидений обусловлены индивидуальностью человека, неповторимостью его жизненного пути'.

Мозг невротиков очень чувствителен к малейшим изменениям, происходящим в организме человека. То, что у здорового человека почти никак не отражается в сновидениях, у невротиков производит значительные изменения. Исходя из этого, специалисты считают, что сновидения являются подходящим материалом для изучения функционального состояния мозга и психики человека. Из 2049 сновидений обследованных ими невротиков 2002 были неприятными и только в 47 из них не было неприятных сцен и переживаний.

См.: Касаткин В. Н. Теория сновидений. — Л., 1972. — С. 170.



Мы уже обратили внимание на тот факт, что, когда человек находится в депрессивном состоянии, в его сновидениях увеличивается удельный вес образов и переживаний мазохистического характера К

Мазохистическими считаются такие состояния сновидца, как: отверженность, разочарованность, униженность и т. п. Следует отметить также что своеобразно отражаясь в сновидениях, неприятные события реальной жизни большей частью не компенсируются созданием приятных сцен и психических состояний. В сновидениях невротиков и людей страдающих более серьезными психическими нарушениями, принцип удовольствия отодвигается на более дальний, задний план. Причем следует иметь в виду, что даже в сновидениях практически здоровых людей, вопреки широко распространенным народным верованиям, превалируют тревога и другие неприятные эмоциональные состояния.

Для бодрствующей жизни депрессивных людей характерны: преобладание плохого настроения, низкий общий уровень активности, направленность агрессии во внутрь, в область фантазий или на собственную личность (мазохизм), ослабление желаний. Эти же особенности мы видим и в их сновидениях. Сновидения депрессивных людей бедны содержанием и неинтересны, лишены чувства удовольствия. Депрессивные люди во сне чаще всего видят членов своей семьи. По мере успешного лечения в их сновидениях все чаще и чаще появляются чувства тревоги и агрессивности. Даже после исчезновения из бодрствующей жизни этих людей депрессивного синдрома специфическими для их сновидений остаются мазохизм и зависимость от других людей, тем самым они существенно отличаются от сновидений практически здоровых людей. Сновидения бывших депрессивных людей короче обычных, направлены на прошлое и ясно показывают, что человек свое актуальное социальное окружение воспринимает в качестве враждебного. Было даже установлено, что в сновидениях таких людей некоторые черты их характера представлены в качестве патологических, нарушенных, и эти нарушения сохраняются даже тогда, когда в бодрствующем состоянии депрессия почти незаметна. Эти личностные нарушения явно и систематически отражаются в сновидениях и могут стать основой для предвидения будущих психологических трудностей человека. Анализ сновидений показывает также, что эти люди находятся под грузом эмоциональных связей и предубеждений прошлого2.

1 На это явление обратил взимание также Ян Освальд. См.: Oswald]. Sleeping and Waking. - N. Y., 1962. - P. 143.

2 Webb W. B. and Cartwright R. D. Sleep and Dreams // Annual review of Psychology. " Palo Alto, 1978, 29. - P. 223-252.

Сновидения невротиков, особенно истеричных людей, большей частью цветные, в них превалируют яркие образы, причем в такой степени, как будто все сновидение — реально происходящее событие. Достаточно вспомнить также, что в сновидениях невротиков очень много целостных мыслей, выраженных словами, и станет очевидным, что уровень их подсознательной активности выше обычного. Если невротика волнуют, в основном, вопросы, связанные с его профессиональной деятельностью, то можно ожидать, что он в своих сновидениях чаще получит новые, творческие результаты, чем здоровые люди. Но поскольку в спонтанно возникающих сновидениях превалируют интимные, личные задачи и заботы, то для получения практической пользы от повышенного уровня своей подсознательной активности невротикам следует перед сном четко сформулировать свои нерешенные профессиональные задачи. Одновременно с помощью соответствующих внушений следует создать сильную установку на их решение во время ночного сна.

Несмотря на преимущественно неприятный характер сновидений невротиков, все же встречаются случаи, когда они видят сцены воображаемого удовлетворения своих неисполненных желаний. От таких сновидений они, конечно, получают удовольствие. Например, у одного из пациентов В. Н. Касаткина был сценический страх (т. е. в сознательном состоянии ему было страшно выступать перед большой аудиторией), но он рассказывал, что в своих сновидениях часто видел, как спокойно и логично выступает на собраниях. Наличие таких правильно построенных длинных речей свидетельствует, что сновидения невротиков нередко весьма сходны с сознательной психической деятельностью.

Особый интерес представляют сновидения истериков, так как эти больные обычно весьма интересны как личности. К сожалению, в психологической литературе, за исключением психоаналитической (фрейдистской), сновидения истериков еще не стали предметом серьезных исследований. В сновидениях этих больных, в отличие от неврастеников, мысли и слова занимают достаточно скромное место, зато весьма обильны сцены, изображающие различные стороны половой жизни. Причем зрительные сцены и другие представления настолько красочны, что оставляют впечатление реальных. В них сновидец переживает глубокие эмоции, подлинные тревогу и страх, возникновение которых имеет серьезную психологическую основу. В сновидениях истериков обилие сексуальных сцен не должно вызывать удивления, поскольку Давно известно, что в развитии этого невроза подавление полового влечения и длительные лишения в удовлетворении половых желаний играет Решающую роль. По этой причине происходит психическая компенсация,

и в сновидениях истерических невротиков появляется больше сексуальных сцен, чем у здоровых людей. В сновидениях истериков речевое мышление занимает ограниченное место, зато весьма обильны зрительные, слуховые, температурные, тактильные и другие ощущения и восприятия.

Исходя из этих данных можно придти к двум обобщениям:

• в сновидениях истериков эйдетизм выражен значительно ярче, чем в сновидениях других невротиков, не говоря уже о здоровых людях-

• сновидения истериков, как психические процессы, протекают на более близком к сознанию слое подсознательного.

Именно в этом причина того, что в их сновидениях обильны не только зрительные образы (как у здоровых людей, в сновидениях которых зрительные образы составляют более 90 % психического материала), но и восприятия других видов, вследствие чего у истериков создается впечатление, будто они видят свои сны в бодрствующем состоянии.

Исследование сновидений истериков показывает также, что их содержания оставляют значительные психосоматические следы и с этой точки зрения превосходят сновидения как других невротиков, так и здоровых людей. И это не удивительно, поскольку в бодрствующем состоянии психосоматические проявления истерии достаточно очевидны. Достаточно вспомнить, например, пациентку 3. Фрейда и Йозефа Брейе-ра, Анну О., подробное описание симптомов ее истерического невроза, значительная часть которых имела психосоматический характер'.

Многие другие специалисты также давали подробное и точное описание психосоматических симптомов истериков.

От здоровых людей невротики отличаются еще одной особенностью: при воспроизведении своих сновидений они привносят в их содержание больше искажений, чем. свободные от невротических черт люди. Однако следует помнить, что люди с психическими нарушениями обычно осознают и выражают свои мысли, эмоции и желания без учета социальных ситуаций и моральных норм, безудержно. Вследствие ослабления моральных норм и чувств они в общественных местах могут совершать аморальные действия и не иметь при этом чувства стыда. У них ослаблено или недоразвито чувство собственного достоинства. Эти замечания касаются некоторых типов психопатов и хулиганов, одной из характерных черт которых является моральная тупость. Вот почему при исследовании изменений характера сновидений человека следует учесть

Фрейд 3. О психоанализе. — М, 1913. — С. 4-8.

также тип его личности, те отличительные психические черты, формирование которых начинается с раннего детства.

При неврозах и психозах наблюдаются некоторые другие изменения сновидений. В частности, возникают почти без изменений повторяющиеся, стереотипные сновидения. Например, одна больная женщина часто видела во сне, что находится в незнакомом городе и заблудилась. Успешное лечение таких больных постепенно приводит не только к исчезновению основных симптомов заболевания: у них исчезают также повторяющиеся стереотипные сновидения, которые, кстати говоря, очень часто являются кошмарными. До тех пор, пока человек продолжает видеть такие сцены, о полном излечении речи быть не может. Если такие сновидения исчезают, но через некоторое время вновь появляются, можно с уверенностью сказать, что болезнь повторяется.

В сновидениях неврастеников нередко наблюдаются проявления возрастной психической регрессии. В научной литературе отмечается следующее обстоятельство: как при неврастении, так и при крайней физической и психической утомленности, больше всего кошмарных сновидений наблюдается в начале ночного сна, но по мере того как спящий отдыхает, эмоциональный фон его сновидений улучшается. К утру кошмарные сновидения заменяются сновидениями, в которых человек переживает более умеренные, спокойные эмоциональные состояния. Но исследователи, отмечающие данное (действительно наблюдаемое) явление, вряд ли правы в том, что изменение эмоционального фона сновидений обусловлено только отдыхом. Природа отдыха, в том числе психического, достигаемого благодаря сну, пока не совсем ясна. Нельзя считать полностью решенными вопрос о том, в какой мере и когда сон способствует психическому отдыху и когда, наоборот, еще больше утомляет человека'.

Мы считаем, что по мере приближения к «моменту» утреннего пробуждения происходящее изменение эмоционального фона сновидений обусловлено тем, что во сне психическая регрессия все более и более углубляется, благодаря чему спящий все больше и больше удаляется от забот и тревог последнего периода своей жизни. А это означает, что приобретенный психический покой является результатом успешной работы защитных механизмов личности. При этом не просто более спокойными становятся эмоциональные аспекты сновидений: их содержания, мотивация и символы тоже претерпевают глубокие изменения.

Эти вопросы общедоступно обсуждаются в следующих работах: Вейн А. М. Три трети жизни. — М., 1979; Борбели А. Тайна сна. — М., 1989.

Частично принимая точку зрения психоаналитиков, можно предположить, что сновидения последних парадоксальных фаз сна более инфантильны, чем те, которые переживались в начале сна, хотя очевидно, что и последние сновидения тоже могут быть тревожными и кошмарными-в них часто воспроизводятся фрустрации и страхи детских лет.

Наша точка зрения о роли психической регрессии в сновидениях неврастеников подтверждается тем, что в них часто воспроизводятся те события и ситуации прошлого, в которых начали проявляться симптомы болезни. Это, по существу, фрустрирующие ситуации. Вообще невротики в своей повседневной жизни теснее связаны со своим индивидуальным прошлым, чем здоровые люди: они вновь и вновь воспроизводят в сознании картины прошлого, анализируют свои ошибки и неудачи, они, как принято говорить, «фиксированы» на впечатлениях прошлого. Даже в бодрствующем состоянии, подвергаясь новым фрустрациям, они самопроизвольно вспоминают свои потери и пережитые оскорбления, причем как будто специально воспроизводятся те впечатления, которые были неприятными и оскорбительными. Можно сказать, что память неврастеника избирательно антигедонична, т. е. направлена против великого принципа психической жизни здоровых людей — принципа удовольствия. Антигедонический характер механизма воспроизведения более свободно проявляется на подсознательном уровне, вследствие чего появляются кошмарные сновидения. Вполне понятно, что когда психическая регрессия, уходя в прошлое, достигает тех периодов развития личности, когда она была еще здорова, то сновидения должны освободиться от кошмаров и стать более приятными.

Интересно, однако, отметить, что больные в прошлом люди, в настоящее время чувствующие себя здоровыми, практически чаще всего регрессируют к тем фрустрациям прошлого, которые являлись факторами, способствовавшими развитию неврастении. В этом отношении представляет интерес следующее, записанное В. Н. Касаткиным, но по-существу не проанализированное им, сновидение.

Студент медицинского института, в ходе подготовки к сдаче экзамена по нормальной анатомии, заболел неврастенией. После этого он стал часто видеть сны, связанные с содержанием этого учебного предмета. Перед взором спящего появлялись образы анатомического зала, трупов, нападения мертвецов на сновидца, образы скелетов. Этот студент рассказывал, что еще долго после освобождения от неврастении, много лет спустя, когда приходилось много и напряженно работать и он переутомлялся, начинал видеть сны, в которых воспроизводились те же сцены и образы. Он уже знал, что такие сновидения — признак переутомления и наступления бо-

лезненных состояний. Чтобы отвратить все это, он разгружал себя от забот, меньше работал'.

Мы считаем, что во всех подобных случаях на подсознательном уровне психики человек остается неврастеником, и о его полном излечении речи быть не может.

Однако кроме обилия ярких и цветных образов для сновидений неврастеников характерно также наличие в них ясно выраженных и логически правильных мыслей, хотя последние большей частью неприятны и выражают тревоги, сомнения и другие переживания больного.

В поведении неврастеников рельефно выражается типичный для них комплекс неполноценности. Естественно предположить, что этот комплекс в сновидениях больного тоже должен иметь разнообразные и характерные выражения, хотя в каждом конкретном случае он индивидуален и отображает содержания фрустраций и низкую самооценку определенной неповторимой личности. Следовательно, можно ожидать, что в сновидениях этих невротиков по сравнению со сновидениями здоровых людей, должны чаще и определеннее выражаться защитные механизмы и их ассоциации — адаптивные комплексы. Если, например, по сравнению со сновидениями практически здоровых людей в сновидениях неврастеников больше словесно выраженных и логически правильно построенных мыслей, то следует ожидать, что в них осуществление защитных функций должно иметь место в значительной мере с помощью рационализации. Эта гипотеза требует дополнительной опытной проверки.

Сновидения невротиков очень часто имеют ярко выраженный компенсаторный характер. В них не только воспроизводятся образы ситуаций прошлой жизни человека: его неудачи заменяются действиями, обеспечивающими успех в тех же ситуациях, а это в реальной жизни, конечно, невозможно, прошлое невозможно изменить. Об этом свидетельствует, например, приведенное в начале данного параграфа сновидение мужчины, который страдал сценическим страхом.

Можно привести много примеров, в которых компенсаторная тенденция получает разнообразные выражения. Так, невротики, страдающие половой импотенцией, в своих сновидениях нередко видят себя исполняющими роль сильных и умелых мужчин. В свете новейших данных о половой активности людей в фазе парадоксального сна такие компенсаторные сновидения становятся более понятными: во сне, особенно в парадоксальных фазах, как мы

Касаткин В. Н. Теория сновидений. — Л., 1972. — С. 174.

увидим в последней главе, люди в сексуальном отношении становятся более потентными, чем в бодрствующем состоянии. Это особенно касается людей страдающих неврозами, поскольку в бодрствующем состоянии их половая активность под воздействием тревоги, страхов и осознания неполноценности собственной личности, в значительной степени подавляется.

Большой интерес представляет вопрос о том, отличаются ли подсознательные сновидные процессы невротиков, по своему уровню протекания в психическом континууме, от сновидений нормальных людей? Мы считаем, что можно предложить следующее общее положение: сновидения невротиков протекают в более близком к сознанию слое подсознательного, чем сновидения здоровых людей. Во время сна здоровых людей различные сновидения происходят на различных подуровнях подсознательного, поэтому они различаются по некоторым своим особенностям (количественные различия символов, смутное осознание факта нахождения в «мире» сновидений, различные уровни легкости пробуждения и т. п.).

Однако в психике невротиков сновидная психическая активность в целом подвергается сдвигу, приближаясь к границе сознания. В значительной части их сновидений заботы и тревоги повседневной жизни, впечатления и переживания дня так непосредственно и реалистично отражаются, что можно даже задаться вопросом: являются ли эти психические процессы сновидениями в подлинном смысле этого слова — со специфическими для сновидений искажениями, с механизмами, порождающими эти искажения, характерной символикой и т.п.? Причем реалистичные (в смысле сходства с реальностью) сновидения невротиков лучше и полнее воспроизводятся и выражаются словами, чем сновидения здоровых людей, которые после пробуждения очень быстро вытесняются в глубокие слои подсознательного и бодрствующему сознанию становятся почти полностью недоступными.

С учетом данного обстоятельства можно сделать замечание, которое касается уже методологии исследования сновидений: с целью раскрытия природы, механизмов и смысла сновидений здоровых людей целесообразно записывать и анализировать сновидения тех лиц, которые очень быстро забывают их и в целом редко рассказывают сны. Если человек в своем поведении и переживаниях бодрствующей жизни не проявляет явных признаков невроза, тем не менее факт хорошего запоминания и легкого воспроизведения сновидений должен быть предупреждающим сигналом для психолога и психиатра. Если предположить, что легкость воспроизведения сновидений обусловлена слабостью вытесняющих психических сил и плохой работой механизма вытеснения

(слабость развития индивидуальной морали, регрессивные психические изменения личности и т. п.), то это обстоятельство тоже подтверждает правильность нашего предположения. Эти рассуждения не касаются сновидений детей, так как они, вследствие недостаточной социали-зированности, не умеют вытеснять, да во многом и не нуждаются в этом, а обусловленная возрастом слабость социализированное™ (плохое знание требований общества, отсутствие навыков социального поведения и т. п.) нельзя истолковать в качестве невротизма. Она — вполне нормальное явление и должна преодолеваться постепенно. Развитие невроза, во всяком случае в некоторых случаях, обусловлено потерей ранее приобретенных моральных принципов, элементов системы социальных ценностей и норм или, наоборот, их ригидностью, чрезмерной моральной социализированностыо личности. Такие люди с трудом адаптируются к условиям социальной жизни.

Близость к уровню сознания сновидений невротиков подтверждается тем фактом, что в них, по сравнению со сновидениями здоровых людей, большее место занимают словесно-мыслительные процессы, слуховые, тепловые и болевые ощущения, ощущения давления и другие, которые в сновидениях здоровых людей реже встречаются: в последних преобладают зрительные образы и сцены. Как мы помним, при раздражении различных органов чувств спящих людей в их психике возникают новые сновидные образы. Такая сновидная синестезия, в свою очередь, в сновидениях неврастеников проявляется очень впечатляющим образом: даже ничтожные органические изменения или слабые воздействия внешних раздражителей в их психике порождают яркие, эйдетические сновидения. Однако следует иметь в виду, что телесные ощущения, о которых неврастеники рассказывают после пробуждения, чаще всего являются психосоматическими последствиями или проекциями образов и событий сновидений и до начала сновидной активности большей частью отсутствовали. Ни в коей мере нельзя согласиться с теми авторами, которые считают сновидения лишь последствиями телесных и внешних раздражителей, воздействующих на органы чувств спящего человека. Сновидения являются закономерно и спонтанно протекающими подсознательными психическими процессами и могут вызвать глубокие изменения в организме спящего, в его физиологических процессах. Это явление, названное нами психосоматической проекцией, мы подробно обсудили в одной из предыдущих глав.

Если бы люди систематически воспроизводили и анализировали свои сновидения, то они, возможно, могли бы в значительной мере предотвратить развитие у себя неврозов и психозов. Убедительно аргументи-

11 Зак 654

ровать эту точку зрения сегодня трудно ввиду отсутствия соответствую, щих эмпирических исследований, однако, без сомнения, заслуживают внимания факты следующего характера: по данным антропологов жители Малайского полуострова имеют традицию каждое утро рассказывать свои сновидения членам семьи. Такая привычка, в отличие от традиций других народов, в рамках данной культуры поощряется С другой стороны, у этого народа психические болезни и взаимная агрессивность отсутствуют. Предполагается, что между этими двумя явлениями существует взаимная связь'.

Карта сайта
karta-sejsmicheskogo-rajonirovaniya.html
kist-ruki-hvatatsya-za-zhizn.html
klass-sporoviki-cikli-razvitiya-i-patogennaya-rol-toksoplazmi-izospori-obosnovanie-metodov-laboratornoj-diagnostiki-i-profilaktiki-.html
klass-sporoviki-patogennaya-rol-krovosporovikov-cikl-razvitiya-plazmodiev-.html
klassicheskoe-uchenie-o-nevrozah.html
klassifikaciya-chs-prirodnogo-haraktera.html
klassifikaciya-na-osnove-pervoprichin-vozniknoveniya-selej.html