Учеба ни почем: Студенческий сайт
Учителя курят

АРТ-ТЕРАПИЯ: ЕВРОПЕЙСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА

Эта статья является своеобразным предисловием состави­теля, в котором кратко излагаются его взгляды на процесс про­фессионализации арт-терапии и активизацию диалога между представителями арт-терапевтических сообществ разных стран, прежде всего стран Большой Европы, частью которой являет­ся Россия. Выходе свет «Хрестоматии по арт-терапии» можно рассматривать как красноречивое подтверждение этих процес­сов, свидетельство качественно нового этапа в развитии Оте­чественной психотерапии и арт-терапии в частности.

Основная задача этой книги — дать отечественным специ­алистам определенное представление о современной арт-тера­пии и многообразии ее направлений, во многом определяемых своеобразием национальных и региональных традиций и форм арт-терапевтической практики.

Большую часть материалов «Хрестоматии» составляют статьи европейских арт-терапевтов и специалистов в области психопатологии экспрессии из Великобритании, Германии и Франции. В то же время в книгу включены несколько ста­тей, подготовленных авторами из Соединенных Штатов Аме­рики, Бразилии и Израиля. Большинство статей были ранее опубликованы в журнале «Исцеляющее искусство», учреж­денном в 1997 году Арт-терапевтической ассоциацией и полу­чившем в начале этого года статус международного издания.

Информационная политика журнала и деятельность Арт-терапевтической ассоциации, развивающей разные виды со­трудничества с европейскими коллегами, являются еще одним подтверждением формирования транснационального арт-те-рапевтического сообщества, отвечающего интересам специа­листов и клиентов разных стран, способствующего развитию арт-терапевтического образования, теории и практики.

«Хрестоматия по арт-терапии» дополняет ранее выпущен­ные издательством «Питер» «Практикум по арт-терапии» (под ред. Копытина, 2000) и «Системная арт-терапия» (Копытин, 2001) и, надеемся, послужит формированию целостного пред-


ставления об этом направлении как у тех, кто уже использует в своей работе определенные элементы арт-терапевтического подхода, так и тех, кто еще только знакомится с этим направ­лением.

Авторы включенных в «Хрестоматию» статей подчас по-разному понимают основные факторы лечебного воздействия в арт-терапии и применяют несколько различные приемы ра­боты. Тем не менее они, конечно же, разделяют общие прин­ципы, лежащие в основе арт-терапевтической деятельности, что позволяет говорить об арт-терапии как самостоятельном методе и сфере профессиональной деятельности.



По нашему мнению, эти принципы заключаются в следую­щем:

1. Арт-терапия связана с использованием клиентом разно­образных изобразительных материалов и средств визуальной, пластической экспрессии с целью выражения с их помощью содержаний своего внутреннего мира.

2. Работа клиента с изобразительными материалами и раз­личными средствами визуальной, пластической экспрессии протекает в определенных условиях (кабинете психотерапевта, художественной студии/ателье или ином предназначенном для этого помещении), помогающих создать у него ощущение безопасности и способствовать свободному выражению содер­жаний своего внутреннего мира.

3. Работа клиента с изобразительными материалами и сред­ствами визуальной пластической экспрессии протекает, в боль­шинстве случаев, в присутствии специалиста, обладающего достаточным знанием природы художественного творчества и в то же время способного понимать психологическое содер­жание изобразительной продукции клиента и выступать в ка­честве посредника в «диалоге» клиента со своей изобразитель­ной продукцией.

4. Арт-терапевтическая деятельность предполагает исполь­зование психотерапевтом определенных приемов, помогающих клиенту осознать отраженные в его изобразительной продук­ции содержания своего внутреннего мира.

При всем этом частные формы'й техники арт-терапевтичес­кой работы могут существенно друг от друга*о¥Личаться; Так, они могут of сличаться друг от друга способом вовлечения кли-


ента в изобразительную деятельность, мерой структурирован­ности и управления со стороны специалиста; методом осуще­ствления функции «посредника» в «диалоге» клиента со своей изобразительной продукцией; использованием или отказом от вербальных интерпретаций и иных форм психотерапевтиче­ских интервенций; значением, придаваемым фигуративным ма­териальным и эстетическим особенностям изображения и т. д.



Все это определяется системой взглядов специалиста, ха­рактером психотерапевтического запроса клиента и условиями, в которых осуществляется арт-терапевтическая работа, в част­ности ее социально-экономическим, политическим, правовым, культурным и институциональным контекстами.

Это становится очевидно при знакомстве с разными наци­ональными и региональными арт-терапевтическими школами. Являясь частью глобального и общеевропейского информаци­онного, культурного и, в значительной мере, социально-эконо­мического и политического «пространства», эти школы в то же время отражают своеобразие местных культур и укладов, а также разную степень «зрелости» самого метода в той или иной части мира. Не секрет, что между отдельными группами специалистов внутри профессионального сообщества арт-терапевтов могут порой существовать настолько глубокие раз­личия, что они ставят под сомнение само существование этого сообщества и могут приводить к серьезным внутренним кон­фликтам.

Анализируя разные точки зрения на арт-терапию и исполь­зуя при этом социологические представления, Д. У эллер ( Wal­ler, 1991) предлагает использовать «процессуальную» модель профессии, в соответствии с которой эти точки зрения и кон­фликты внутри сообщества использующих арт-терапевтиче-ские приемы специалистов являются факторами осознания ими своей социальной миссии и того, что становление и раз­витие арт-терапии представляет собой сложный, эволюцион­ный процесс.

«Различные сегменты (профессионального сообщества арт-терапевтов) могут обладать разной идентичностью, разным пониманием своего прошлого и целей своей дальнейшей рабо­ты, включаясь в то же время в разные виды организованной совместной деятельности, помогающей им отстоять свои ин-


ституциональные позиции и реализовать свою социальную миссию. Соревнование и конфликты между разными сегмен­тами профессионального сообщества приводят к изменениям в профессиональных позициях. Благодаря использованию этой модели, можно было бы показать, как конфликты в арт-тера-певтическом движении, часто воспринимаемые как потенци­ально разрушительные, в конце концов могут быть разрешены, обусловливая переход профессионального сообщества на но­вый уровень его развития» {Waller, 1991, pp. XIV-XV).

Более того, если говорить о развитии современной психо­терапии, к которой, несомненно, относится и арт-терапия, то, по нашему убеждению, существование множества ее форм и направлений с характерными для них и далеко не всегда согласующимися системами взглядов, является вполне ес­тественным и отвечающим реалиям современного общества и плюралистическому контексту психотерапии на нынешнем этапе ее исторического развития, выступающему в качестве предпосылки профессионального диалога и синтеза разных систем взглядов, а также тем принципам, которые обозначены в Страсбургской декларации по психотерапии (ЕАР, 1991);

Все это также соответствует основным задачам деятельно­сти и политики такой авторитетной международной организа­ции, как Европейский консорциум арт-терапевтического обра­зования (ЕСАгТЕ, 1999а, 1999в).

Выступая на одной из последних конференций консорци­ума в Лондоне, его председатель Лин Коссолапов подчеркнула, что «аккумуляция национальных, этнических и культурных ингредиентов является альтернативой конформизма и источ­ником дивергентного мышления и поведения в среде профес­сионалов... Каждая страна и каждый регион имеют свои соб­ственные арт-терапевтические традиции. Эти местные традиции являются основой европейской арт-терапии как целостного феномена» (Kossolapow, 1999).

Таким образом, часто произносимый в последнее время ло­зунг «Единство в многообразии», отражающий активно про­текающие интегративные процессы разного уровня, в полной мере соответствует современному этапу развития европейской арт-терапии, для которой характерно стремление специалис­тов разных стран сопоставить свои точки зрения и создать ус-


ловия для наиболее продуктивной профессионалйюй комму­никации.

Наличие разных точек зрения на арт-терапию в европей­ском контексте представляется тем более естественным, что она является относительно молодой специальностью, появив­шейся в результате объединения опыта передовых врачей-пси­хиатров, художников и арт-педагогов, искусствоведов и пси­хоаналитиков.

Дальнейшее развитие европейской арт-терапии невозможно без создания перспективной и отвечающей реалиям XXI сто­летия организационной и методологической базы, что, в свою очередь, связано с решением трех основных задач.

1. Эффективный обмен информацией между региональными и национальными арт-терапевтическими сообществами в том, что касается организационных, теоретических и практиче­ских вопросов арт-'тераяии, а также разных аспектов профес­сиональной политики в этой области (что связано с переводам и публикацией зарубежных арт-терапевтических изданий, под­готовкой совместных книг, созданием транснациональных профессиональных периодических изданий, развитием элек­тронных средств коммуникации).

2. Развитие научных исследований в области арт-терапии и формирование научнообоснованной системы представлений и приемов практической работы. Немаловажная роль в этом может принадлежать двуеторрнюш*м«01таеторо1шим иссле­довательским проектам арт-терапевтов разных стран, между­народным конференциям и другим мероприятиям.

3. Создание международных, в частности общеевропейских образовательных стандартов в области арт-терапии, кото­рые позволят готовить специалистов высокого уровня, способ­ных оказывать профессиональные арт-терапевтические услуги в любом европейском государстве. В настоящее время суще­ствуют региональные и национальные образовательные стан­дарты, однако общеевропейские стандарты еще не выработаны. В то же время создан проект общеевропейской арт-терапевти-ческой учебной программы «Европейский мастер», поддержан­ный Европейским Союзом. Основным препятствием на нуги решена* этой задача можно считать автономизацию нацио­нальных и региональных учебных программ и-весыиа значи-


тельные различия между местными законами, регулирующи­ми деятельность в сфере профессионального арт-терапевти-ческого и психотерапевтического образования и практики.

Обсуждая вопросы формирования общеевропейских стан­дартов в области арт-терапевтического образования и практи­ки, в качестве некоторых важнейших условий Л. Коссолапов (Kossolapow 2000) называет:

1) европейскую интерактивность, позволяющую арт-тера-певтам работать с представителями разных культурных сооб­ществ, различающихся по признакам их расовой, этнической, классовой, религиозной и половой принадлежности;

2) европейскую самокритичность, связанную со способно­стью специалистов критически оценивать свои взгляды и про­фессиональные позиции;

3) европейскую мобильность и ориентированность специ­алистов в правовых, этических и административных вопросах арт-терапевтической деятельности в разных странах;.

4) европейский профессионализм — способность специа­листов гибко взаимодействовать с членами арт-терапевтиче-ских и мультидисциплинарных бригад, состоящих из специа­листов разных стран Европы;

5) европейскуюмультикультуральность —способностьспе­циалистов сравнивать глобальные, национальные и региональ­ные социокультурные традиции.

Европейская мультикультуральность — феномен особого рода, тесно связанный с пониманием того, что Европа — это динамическое, постоянно развивающееся социально-истори­ческое и культурное целое, включающее множество нацио­нальных и региональных культур, политических систем и эко­номик. К сожалению, многие современные, в том числе оте­чественные специалисты пока еще явно не готовы принять мультикультуральные представления, что нередко ведет к гру­бой подмене понятий и попыткам использования редуктивных детерминационных моделей. Так, например, один из авторов «Психотерапевтической энциклопедии» (под. ред. Карвасар-ского, 2000) смешивает понятия транскультуралыгой и муль-тикультуральной психотерапии, не видя между ними большой разницы. Неслучайно, обсуждая вопросы мудьтнкулыгураль-ной психотерапии, он почему-то считает уместным цитировать


Б. С. Положил (1997), утверждающего, что «клиническая пси­хиатрия всегда представляет собой транскультуралыгую психи­атрию». В том- то и дело, что клиническая психиатрия, возмож­но, и не чуждая транскультуральности, в большинстве случаев оказывается резистентной к мультикультуральному подходу.

С этой точки зрения закономерно, что арт-терапия, обладая высокой степенью «культурной сенситивности», с начала свое­го появления формировалась главным образом за пределами клинического направления, тяготея к динамическим и фено­менологическим формулировкам. Клиническое же направле­ние, напротив, как правило, связано с выработкой внешних, формализованных диагностических стандартов, а потому (в осо­бенности если речь идет о моноаксиальной диагностике), мо­жет рассматриваться в качестве одной из форм редуктивного (в частности, биологического монизма)/

Современная европейская мультикультурная арт-терапия, по сути, является антидотом любым монистическим подходам. Конечно, европейская, в частности наша отечественная, исто­рия богата примерами построения различных унификацион-ных, редуктивных теорий, неизменно выдаваемых за «пана­цею» в решении проблем того или иного рода. Все они доста­точно убедительны на бумаге, но, увы, обнаруживают свою несостоятельность при соприкосновении с многомерной чело­веческой реальностью. Два наиболее характерных примера этого типа — марксизм и психоанализ. Обе эти доктрины име­ли определенное влияние и на европейскую арт-терапию. Обе они стремились объяснять феномены разного уровня путем использования жестких моделей детерминизма. Первая — прин­ципом экономического, вторая — сексуального детерминизма. Обе эти доктрины оказались связаны с практикой дискрими­нации и разделения людей.

Российская ментальность, к сожалению, часто оказывает­ся малорезистентной к подобным моделям, а потому интегра­ция отечественных специалистов в европейское арт-терапев-тическое сообщество, конечно же, потребует весьма болезнен­ного пересмотра собственных установок и взглядов и развития способности к работе в условиях многомерной невтфеделен-ностпи. Последняя же связана с необходимостью рассмотрения того или иного феномена вб множестве его проявлений и под


разными углами зрения, что нередко чревато эклектичностью профессиональных позиций.

Арт-терапии, как молодой специальности, возникшей в ре­зультате синтеза разных подходов к изучению психических явлений и природы творческой деятельности, посчастливи­лось избежать явной редуктивности и сохранить то внутрен­нее богатство и противоречивость, которые столько ценны для любого развития.

Притягательность и сила европейской арт-терапии как раз заключается в ее способности быть отражением того многоли­кого целого, которое именуется Большой Европой, и выступать в качестве инструмента творческой коммуникации — внутри-личностной, межличностной и межкультурной. Идея о том, что творческая деятельность обладает способностью исцелять лю­дей и помогать им в решении различных вопросов своего бытия, тесно связана с европейской культурной традицией. В то же время эта идея в настоящее время дополняется признанием того, что современные условия жизни, в частности механизация человеческой деятельности и отношений, негативно сказыва­ются на состоянии людей, что требует более активного ис­пользования их креативного потенциала в целях гармониза­ции и исцеления. Однако использование этого потенциала, в частности на основе арт-терапевтического подхода, вряд ли может быть осуществлено в форме неких универсальных тех­нологических приемов. Европейская арт-терапия отнюдь не стремится вырабатывать стандартные подходы и способы ре­шения проблем. Она больше ориентирована на исследование разнообразных содержаний внутреннего мира людей и систе­мы их отношений. Она вырастает из местных культур, без ко­торых она являлась бы не более чем эрзацем исцеления либо очередной душеспасительной утопией. Использование разных техник и подходов с учетом конкретных условий жизни людей, их проблем и психического опыта отличает современную ев­ропейскую арт-терапию, развитие которой определяется исто­рией и культурой народов Европы в их взаимодействии друг с другом и мировой цивилизацией.

Александр Копытам


I.Современные подходы к научным исследованиям в арт-терапии

Основные темы и понятия раздела

• Арт-терапевтичесше исследования

• Интеграция научных исследований, теории и практики в арт-терапии

• Проблемы идентичности

• Диалектика арт-терапии


Линда Гантт

АРТ-ТЕРАПЕВТИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ1

Введение

По прошествии нескольких лет, в течение которых я зани­малась организационными вопросами Американской Арт-те-рапевтической Ассоциации и Национальной Коалиции''Apr-терапевтов, защищала Диссертацию и работала супервизором, я наконец вернулась к клинической работе. В качестве состав­ной части новой для меня частной практики, осуществляемой совместно с моим мужем начиная с 1996 г., я веду открытую студийную группу с использованием глины, состоящую из лиц, перенесших психическую травму. Эта группа не только позво­ляет мне вновь ощутить столь необходимую перспективу жи­вой арт-терапевтической работы, но и дает мне свежий матери­ал для осмысления и использования новых идей на практике. Я продолжаю также работать над крупным исследовательским проектом, имеющим целью определение корреляций между f формальными признаками изображения и особенностями кли­нического состояния пациентов. При этом работа в условиях открытой студийной группы дает мне возможность самой участвовать в создании керамической скульптуры — предме­те моего давнего увлечениях.

В своих прошлых выступлениях и публикациях я сетовала на то, что, несмотря на многочисленные данные о достоинствах и недостатках диагностического использования художествен­ного творчества пациентов, в этом вопросе все еще много неяс­ностей ( Williams, Agell, Gantt & Goodman, 1996). В одной из сво­их публикаций я заявила, что подобная ситуация напоминает мне средневековые дебаты, когда монахи спорили, сколько же зубов имеет лошадь, не пытаясь их просто пересчитать (Gantt,

1 Гантт Л. Арт-терапевтические исследования // Исцеляющее искусства. — 1998. - Т. 2, № 2. - С. 24-36.


1998, р. 11). В этом вопросе я руководствуюсь прагматическими соображениями и задаю вопрос: «Какого рода исследования, свя­занные с изобразительным творчеством, вообще возможны?» Я также принимаю во внимание, что подобные исследования должны проводиться на клинической основе. Я хочу видеть соб­ственными глазами все то, что пациенты создают в процессе арт-терапии, и это для меня чрезвычайно важно при проведении исследований. Я помню о теории, но стараюсь не упускать из вида ничего, что можно наблюдать в процессе работы. Поэто­му я хотела бы прежде всего поставить вопрос: «Что означает исследование реального художественного процесса?» Ника­кая даже самая изощренная теория не сможет помочь нам, если она не может объяснить того, что создают наши пациенты.

Карта сайта
effekti-svyazannie-s-kontekstom-psihoterapii.html
effektivnost-ispolzovaniya-masla.html
ekonomicheskie-osnovi-smyagcheniya-posledstvij-chrezvichajnih-situacij-prirodnogo-haraktera.html
ekstremalnie-osadki-i-snezhno-lednikovie-yavleniya.html
ekstremalnie-temperaturi-vozduha.html
ekzistentnij-strah-i-bazisnij-konflikt.html
emocii-lichnosti-v-snovideniyah.html