Учеба ни почем: Студенческий сайт
Учителя курят

Агрессивность человека в сновидениях

Враждебность к другим людям, склонность к совершению агрессивных действий является неотъемлемой частью психической жизни человека, особенно если он часто фрустрируется. Сновидения не являются исключениями. Одним из часто наблюдаемых явлений в сновидениях можно считать агрессивность сновидца и других действующих лиц. Она выражается, как и в реальной жизни, в самых разнообразных формах: начиная от направленных на других явных вредоносных действий (удар Рукой или холодным оружием, стрельба из огнестрельного оружия и т. п.) Д° различных самых тонких речевых и других символических выражений критики, неодобрения и отрицательной оценки. Агрессия может °ыть направлена на другие сновидные персонажи, на неодушевленные Предметы и даже против самого себя.

Изучение особенностей выражения в сновидениях агрессии целесообразно начать с описания следующего интересного эксперимента: мальчику (школьнику) в состоянии гипноза внушают, что в классе у него есть соперник Но географии. Но с ним ему трудно соперничать, так как тот подчиняется

*-М.: Грановская Р. М. Элементы практической психологии. — Л., 1984. — С. 90.

учителю, а он — нет. Под влиянием этих слов мальчик видит следующий соц. весь их класс во время урока географии под руководством учителя выходцт в поле. Все подходят к какой-то скале, и сновидец начинает молотком ударят( по этой скале. Летают осколки, и один из них попадает в лицо сопернику. Тот получает рану. В этот момент сновидец чувствует себя счастливым '.

Вполне понятно, что в этом сновидении удары, наносимые молотком, следует истолковать как агрессивные действия, перенесенные на скалу. Но гнев сновидца против своего соперника так силен, что в конце концов тот получает прямой удар. Это хороший пример выражения агрессивности в сновидениях, и здесь особенно интересно то, что сновидец был фрустрирован в состоянии гипноза, под влиянием внушения гипнотизера.

Это обстоятельство позволяет нам сформулировать новую задачу, решение которой даст возможность совершить еще один позитивный шаг в направлении более глубокого изучения подсознательных психических процессов: речь идет о подсознательной фрустрации личности и тех защитных психических процессах, которые развертываются под ее воздействием. До сих пор, говоря о фрустрации, мы имели в виду, что личность в бодрствующем и сознательном состоянии, встретив непреодолимые (или субъективно так оцениваемые) препятствия или переживая острые внутренние и внешние конфликты, для адаптации к возникшей ситуации использует ряд защитных механизмов. Но в описанном выше экспериментальном случае и фрустрация (возникшая вследствие получения информации о том, что есть соперник, который мешает испытуемому быть первым в классе), и процесс психической защиты (в данном случае защитные агрессивные действия) были полностью подсознательными. Эти факты важны потому, что позволяют предположить возможность возникновения таких сновидений, которые, будучи детерминированы воспроизведением и переработкой содержаний памяти сновидца и подсознательных восприятий его повседневной жизни, на подсознательном уровне фрустрируют его, вызывают нормальные и патологические защитные процессы. В описанном выше экспериментально вызванном сновидении вполне здоровый мальчик с помощью механизма агрессии совершает нормальную психическую защиту. Но встречаются случаи, когда люди после пробуждения пытаются продолжать те агрессивные действия или другие психосоматические процессы,



Farber L. N. and Fisher Ch. An Experimental Approach to Dream Psychology thruogh the Use oi Hypnosis // Dreams and dreaming / Ed. by S.G.M. Lee and A. R. Mayes. Harmondsworth (Ms.), 1973. - P. 132-143.

которые у них начались в сновидениях. Очевидно, что в таких случаях поведение человека будет иррациональным, патологическим и, следовательно, дезадаптивным. Это означает, что подобные сновидения приводят к нарушению того уровня положительной адаптации личности к социальной среде, который был достигнут благодаря ее предыдущей активности.

В сновидениях, возникающих во время естественного сна, агрессия может принимать более сложные и трудные для истолкования формы, связываясь, в частности, с темой смерти. Эта тема и в дневных размышлениях, и в сновидениях людей среднего и особенно пожилого возраста занимает значительное место. Причем тревожные состояния, возникающие под влиянием ожидания смерти, могут относиться как к сновидцу, так и к близким ему людям и даже к незнакомым персонажам сновидений, которые, как мы уже знаем, иногда являются воплощениями некоторых черт личности сновидца.



Следующее сновидение нашего испытуемого М. Б. (40 лет, научный работник) хорошо иллюстрирует эти положения: «Ложился спать около 2 ночи в очень утомленном состоянии, после длительной напряженной работы. Проснулся в 5 от холода. Выпив стакан чая, вновь лег, заснул и увидел следующий сон: поднимаюсь в какой-то автобус, в котором уже много людей. Все они в основном мужчины, в серых или коричневых костюмах, с серыми лицами и в шляпах. Слышен неприятный шум, какие-то нечеткие разговоры пассажиров. Автобус стоит на проспекте Ленина и пока не движется, хотя уже полон пассажиров. Я стою на задней площадке. В автобус пытаются войти еще несколько человек, их около десяти, они в дверях толкают друг друга. В этот момент рядом со мной появляется отец, который одет в серый костюм и в шляпе. С гневным выражением лица он предлагает мне продвинуться в переднюю часть автобуса, и, не дождавшись моего ответа, толкая некоторых пассажиров, сам идет вперед. В этот момент некоторые из сидящих пассажиров бурно выражают свое недовольство тем, что из-за все новых людей, пытающихся подняться в автобус, он не двигается. Один из них, мужчина в коричневом костюме и с таким же цветом лица, резко поднимается со своего места и, толкая стоящих на своем пути людей, идет к задним дверям автобуса. Это происходит как раз в тот момент, когда мой отец пытается пройти вперед. Незнакомец грубо толкает моего отца, который в этот момент поворачивается лицом ко мне, оскорбленно и как-то жалобно улыбается, но ничего не говорит. Я тоже не рискую выразить недовольство этой грубостью, так как незнакомец неизвестно почему вызывает страх. Он двумя руками выталкивает из автобуса тех, кто еще пытается войти, в том числе какую-то полную женщину в белом платье. Некоторые падают на землю. Начинается настоящая резня. Группа людей нападает на человека в коричневом костюме, в их числе — сильный мужчина в офицерской форме. Удары сыплются

на коричневого, но он остается невредимым. Он дерется мастерски, ему на nQ. мощь спешат какие-то наполовину прозрачные существа. Вдруг в правой руКр незнакомца появляется меч, напоминающий факел. Этот меч он в конце концов вонзает в тело офицера, который моментально умирает. Везде видны тру. иы. Коричневый незнакомец с видом торжествующего победителя стоит прям0 с мечом-факелом в руке и поворачивается к тем, кто наблюдал за ходом сражения из автобуса. В числе наблюдателей нахожусь и я. Трое полупрозрачных существ тоже поворачиваются к нам и превращаются в высоких и стройных молодых женщин со светлыми, падающими на плечи волосами, с полупро-' зрачными и неопределенными, несколько воскообразными лицами. Они прекрасны и страшны и внимательно смотрят в нашу сторону. Я в легкой тревоге просыпаюсь. Самочувствие мое хорошее, но легкая тревога исчезает лишь спустя некоторое время, уступив место интересу к содержанию сновидения.

Это действительно очень интересное и содержательное сновидение. В нем много явных агрессивных действий, и они не нуждаются в специальной демонстрации. Но в данном случае перед нами такое характерное сновидение, уже первое впечатление от которого, тем более попытки его понимания, хорошо иллюстрируют один из принципов нашего подхода к анализу сновидений: явные содержания сновидений не совпадают с их подлинным, латентным содержанием. Это означает, что в приведенном сновидении очень много символических образов и действий. Поскольку нам слишком мало известно о личной жизни сновидца, его перспективах, предвидениях и размышлениях, целесообразно представить те пояснения, которые по поводу описанного выше сновидения дает он сам. По его мнению, человек в коричневом костюме символизирует смерть. Пассажиры автобуса — это приговоренные к смерти люди (не судом, а судьбой). Кто выступает против естественного закона неизбежности смерти, тот уничтожается раньше срока. Обладание властью тоже не избавляет от смерти. (По мнению сновидца, именно эта мысль символизируется убийством высокопоставленного офицера.) Возникновение сновидения он объясняет теми изменениями, которые он в последнее время замечает в себе: значительно чаще, чем раньше, размышляет о неизбежности смерти и краткости индивидуальной жизни. «Предвосхищает ли мое сновидение какое-либо реальное событие будущего? Трудно сказать. Поживем — увидим», — так заключил свои толкования М. Б.

Защитная проекция

Если «Я-образ» человека в сновидениях раздваивается, и он видит свои черты не у себя, а ими наделен дополнительный образ (двойник) и его действия, то это еще не проекция. Психическая проекция имеет место

том случае, когда сновидец свои желательные и нежелательные черты приписывает другим персонажам сновидения, будь то образы реальных яли же вымышленных, воображаемых людей. Проекция (о которой мы уже говорили в § 2 настоящей главы) становится защитным адаптивным механизмом личности, если освобождает человека от состояний фрустрированности, возникших у него вследствие обнаружения в себе нежелательных черт и влечений. Если эти черты и влечения, одновременно с их осознанием в себе, приписываются другим, то человек может придти к одному из возможных последствий:

1) «обнаруживая» те же нежелательные черты и у других, он поддается убеждению, что ими обладают многие, что это, возможно, общечеловеческие черты. Поэтому нет оснований считать себя хуже других. Такое заключение в какой-то мере еще остается реалистическим и даже предотвращает возникновение комплекса неполноценности;

2) другим, более крайним и опасным результатом проекции является следующий: некоторые люди, приписывая другим собственные недостатки, чувствуют себя полностью свободными от них.

Более того, в последнем случае, дело доходит нередко до такой нелепости, что эти люди яростно критикуют других за эти недостатки, совсем не понимая, что сами являются их носителями. Такая критика никогда не осознается как самокритика. Другие лица, на которых проецируются черты личности, даже могут в действительности быть их носителями. Несуразность этой крайней формы проекции заключается в том, что человек перестает замечать даже те из собственных недостатков, которые очевидны для окружающих, считает себя выше других, нередко проявляет развитую способность критиковать других. Такая патологическая проекция ослабляет уровень точности и бдительность самонаблюдения личности, способность критически анализировать и преодолевать свои недостатки.

В сновидениях механизм проекции используется очень часто, и учет Данного обстоятельства позволяет понять одно интересное явление, отмеченное некоторыми исследователями: многие в штыки принимают те Научные психологические толкования своих сновидений, которые раскрывают нежелательные для них истины. Для большинства людей вообще неприятно получить такие сведения о себе, которые неблагоприятны, Характеризуют их с отрицательной стороны. Но когда речь идет о результатах толкования сновидений, положение усугубляется вследствие Частого использования защитного механизма проекции. Дело в том, что

осуществляя в сновидении проекцию и обнаруживая у других перСо. нажей такие недостатки, которые на самом деле являются их собственными, они после пробуждения никак не могут согласиться с тем, чт0 сами являются носителями этих недостатков. Многие даже оскорбляются от такого «приписывания» неприятных черт, влечений, мотивов. Когда анализ приводит к неприятным результатам, испытуемые нередко заявляют, что научное объяснение сновидений не является правильным Такие факты свидетельствуют о том, что сновидная проекция успешно выполнила свои функции, освободив сознание и даже предсознатель-ный сновидный уровень психики личности от неприятной возможности восприятия собственных недостатков. Если сновидения не интерпретируются, тогда люди, успешно и непроизвольно применяющие проекцию в своих сновидениях, долгое время могут не осознавать в себе наличие целого комплекса психических черт, влечений и установок. Естественно, что данное обстоятельство уменьшает возможности дальнейшего развития и самосовершенствования личности.

Это означает, что мы некоторые свои черты и влечения с большей вероятностью видим в других реальных людях или персонажах своих сновидений, пока они неосознаваемы. Недоразвитость способности самопознания личности и ее самосознания, сочетаясь с работой вытеснения, создает благоприятные условия для злоупотребления механизмом психической проекции. Мы полагаем это одной из причин того, что у людей с низким уровнем психического развития чаще встречается отрицательная предубежденность по отношению к другим. Например, расисты больше склонны считать других расистами, чем те, кто свободен от таких предубеждений и установок. У кого сильно развиты отрицательные и преступные влечения и установки, тот с трудом верит, что есть люди, свободные от таковых.

В других людях человек считает терпимыми те черты, которые у него самого уже формируются, но еще не осознаются. В качестве объектов проецирования отрицательных черт выбираются люди, почему-то нелюбимые со стороны использующего данный механизм человека. На них проецируются ненавистные для него черты собственной личности, способные при осознании поставить под угрозу его положительную самооценку. Нельзя утверждать, конечно, что осознанные и соединенные со структурой самосознания черты личности не могут проецироваться на других. Если в их числе есть неприятные для личности черты, влечения и установки, то и они в сновидениях могут проецироваться на другие персонажи, поскольку вся структура самосознания спящего подсознательна.

Таким образом, некоторые из человеческих образов, выступающих сновидениях в качестве действующих лиц, представляют собой иносказания определенных черт, мотивов и установок сновидца.

В сновидениях часто встречаются случаи проекции, которые.не приводят к созданию новых человеческих образов. Это проекции более частного характера: проецируются отдельные черты характера или темперамента сновидца, его отдельные установки или влечения, но не их комплекс. Если, например, мы видим во сне, что наш коллега по работе вместо того, чтобы добросовестно выполнять важное поручение, занят второстепенными или личными делами, то такое сновидение может иметь тот латентный смысл, что мы сами имеем и реализуем такую вредную социальную установку. Это толкование правильно в первую очередь в тех случаях, когда наш коллега в действительности свободен от этого недостатка, но по какой-то причине мы ему не симпатизируем, он для нас является фрустратором.

Использование механизма проекции, как правило, совершается непроизвольно, как процесс спонтанной подсознательной самозащиты личности. Это создает возможности для злоупотребления проекцией как средством защиты, что, в свою очередь, в значительной мере препятствует осознанию уже сформированных или находящихся в процессе формирования черт и установок, долгое время сохраняет их на подсознательном уровне. Более того, некоторые черты личности, которые считаются личностью отрицательными и осознавались в прошлом, с помощью проективного механизма вновь избирательно могут вытесняться на подсознательный уровень, подвергаясь забыванию. Вместо здравого взгляда на собственные недостатки, контроля над ними и освобождения от них ценою усилий и страданий, люди часто выбирают легкий путь: свои недостатки приписывают другим и начинают бороться против этих людей именно по той причине, что они будто бы имеют эти недостатки.

Вот уже около 10 лет автор этих строк имеет возможность наблюдать за поведением одной уже стареющей женщины, которая в прошлом допускала серьезные нарушения моральных норм, в основном руководствовалась эгоистическими мотивами, да и сейчас часто допускает нечестные поступки, если они приносят ей пользу. Но у нее одновременно наблюдаются явные признаки реактивного поведения и злоупотребления механизмом проекции: все эти свои влечения и аморальные качества она приписывает другим, как правило — вполне честным и порядочным людям, и нечестными методами борется против приписываемых им недостатков, существующих только в ее воображении. В тех коллективах, где есть такие люди, от руководителей требуется

знание основ психологии личности и социальной психологии, поскольку ошибки, допускаемые при организации взаимоотношений с такими людьм^ могут привести к затяжным и отвлекающим от основных производственны), задач конфликтам.

Частные проявления проекции наблюдаются уже в сновидениях 4-5-летних детей. В качестве объектов проекции собственных психических черт выступают в первую очередь сновидные образы сверстников. Образы животных и в этом возрасте могут уже символизировать силу влечений сновидца.

В психологической литературе, посвященной сновидениям, описано несколько случаев, в которых присутствие сновидной проекции не вызывает никакого сомнения. Ниже мы приведем некоторые из них и дадим соответствующие толкования, с помощью которых наши представления о защитном механизме проекции станут более конкретными.

В. Н. Касаткин описал сновидение одного врача. В нем сновидец проецировал свои ощущения на образ другого действующего лица. Он во сне видел, как на него напали хулиганы и один из них пальцами схватил его за горло. Но в этот момент появились знакомые солдаты, которые напали на этого хулигана и начали бить его. Он видел , как солдаты поднимают хулигана и бьют его о пол спиной , но спящий ощущал эти удары на собственной спине. Затем солдаты стали бить хулигана по голове и превратили ее в кусок мяса темно-красного цвета. Голова уменьшилась в размерах, как бы сморщилась. Это удивило его даже во сне. Проснувшись, он ощущал боль в теменной и затылочной областях головы, легкую парестезию спины и слабую боль в горле1.

В этом сновидении прежде всего бросается в глаза то, что спящий подвергается агрессии и защищается против агрессора с помощью агрессии. Правда, эту защитную реакцию вместо него применяют солдаты. Это есть проекция своего защитного поведения на других. Причем в сновидении эти другие персонажи с функциональной точки зрения выбраны правильно, так как солдаты по роду своей службы призваны играть такую роль.

Но в этом сновидении есть еще одна проекция: бьют другого, но удары ощущает сам сновидец. В зрительных образах сновидения неприятные ощущения проецированы на другого, но в соматических ощущениях они принадлежат спящему. Здесь ясно видно, что на других персонажей проецируются тягостные переживания и ощущения сновидца. Причем

Касаткин В. Н. Теория сновидений. — Л., 1972. — С. 117. ■ <

качестве объекта проекции избрано очень удобное действующее лицо — хулиган, который, конечно, является неприятным человеком для сно-видИа- Любопытно, что в сновидении проекция оправдывается: хулигана начинают бить лишь после того, как он первым нападает на сновидца и фрустрирует его.

В этом сновидении функционирование психических защитных механизмов имеет одну очень важную особенность: два защитных механизма — агрессия и проекция — выступают в нерасторжимом единстве, составляя защитный комплекс.

Было бы поучительно знать, какие связи имеет содержание этого сновидения с личностью сновидца и с фрустрациями его реальной жизни. К сожалению, В. Н. Касаткин не проанализировал ни сновидение, ни личность сновидца. Он отметил только, что в этом сновидении нашли свое отражение подлинные ощущения спящего.

В сновидениях человек переносит на других свои проблемы и заботы и символически освобождается от них. Представляет интерес следующее сновидение, описанное французским исследователем Лермитом: «Врачу, страдающему грудной жабой, снится, что он и его друг поднимаются на башню. Поднявшись наверх, он видит, что друг его побледнел, дыхание у него стеснено. Он спрашивает у своего друга, что с ним, и ставит диагноз "грудная жаба"» '.

Приписывание товарищу собственной болезни, с нашей точки зрения, является характерным случаем использования проекции в качестве защитного механизма. Нельзя считать случайным также выбор именно этого товарища в качестве объекта проекции. Можно предполагать, что по отношению к нему сновидец имеет отрицательную установку, кото-Рая (как и большинство сновидений) не осознается им. Причем такие сновидения поучительны еще и в том смысле, что нередко отражают подсознательные процессы формирования новой установки и выбора нового объекта проекции, о чем сновидец в бодрствующем состоянии Может ничего не знать.

Для глубокого понимания сущности и разновидностей психической Проекции следует изучить множество случаев ее проявления в сновидениях. Особенно интересно исследовать проекцию у фрустрированных ЛиЦ сразу после естественной или экспериментальной фрустрации (например, в гипнотическом состоянии). Очень важным является вопрос, °тРажают ли сновидения процессы формирования новых устойчивых

'°лъперт И. Е. Сновидения в обычном сне и гипнозе. — Л., 1966. — С. 127.

проекций, которые позднее неожиданно для самой личности прояв-ляются в различных ситуациях реальной жизни.

Другой, несколько комический пример проекции описан в сновидении одного из испытуемых В. Н. Касаткина.

Сновидение этого 58-летнего человека мы считаем целесообразным при. вести здесь полностью, так как оно интересно с нескольких точек зрения-«В нижнем этаже бывшей гостиницы "Золотой якорь" моя комната. Ко мце заходит жена одного знакомого мне человека и жалуется на то, что муж не отпускает ее учиться и заподозрил в связи со мной. (Женщина эта и му^ служили когда-то вместе в г. Тотьме. Она заведовала детским садом, он был преподавателем в семинарии, а я заведующим отделом народного образования.) Потом мы где-то втроем спускаемся с гор, моя знакомая вдруг при нас начинает клозетную процедуру. Я возмущаюсь и убегаю за угол, сам ищу уборную. Снова горы, спускание с них и жара. Просыпаюсь — лежу, с головой укрывшись одеялом; душно, тепло, хочется в уборную» '.

В этом сновидении бросается в глаза факт проекции элементарной физиологической потребности сновидца на женщину, возбуждающую в нем сексуальный интерес. Но поскольку потребность спящего не только реальна, но и довольно интенсивна (об этом говорит его желание пойти в туалет после пробуждения), с помощью механизма проекции вытеснение его желания не обеспечивается, и в конце концов он пробуждается. Здесь мы очень ясно видим, что защитные механизмы имеют также функцию охраны сна, предотвращения пробуждения, которую они в большинстве сновидений выполняют довольно успешно.

Спускание с гор, да еще сопровождающееся с действиями такого низменного натуралистического уровня, символизирует размышления сновидца о моральном падении этих трех лиц. Есть основания для предположения, что их взаимоотношения носили характер «треугольника», пусть только на психологическом уровне. Ведь замечание, выраженное в сновидении устами этой женщины, что муж подозревает ее в интимной связи со сновидцем, является мыслью самого сновидца. Желание установить с ней интимные отношения сохранилось в нем с давних времен (и в этом смысле в сновидении имеет место глубокая регрессия до одного из ранних периодов индивидуальной жизни сновидца), но и сейчас у него достаточно активны направленные против этого желания моральные установки. Последние выражаются не только в том, что сновидец возмущается бесстыдством и натурализмом сновидного образа этой женщины. Еще более интересно то, что он оценивает свои взаимо-

Касаткин В. Н. Теория сновидений. — Л., 1967. — С. 86.

Глава

тношения как аморальные — обстоятельство, которое символизирует-я действием спускания с гор. Характерно, что этот символ встречается сновидениях представителей разных народов и, безусловно, является общечеловеческим.

Карта сайта
bolezni-cheloveka-v-obrazah-snovidenij.html
bolezni-stressovoj-etiologii.html
borba-mezhdu-teoriej-travm-i-teoriej-instinktov.html
borba-za-telo-i-tri-vazhnih-interakcionnih-obrazca.html
bufernie-sistemi-krovi-rol-legkih-i-pochek-v-podderzhanii-kislotno-shelochnogo-ravnovesiya-krovi.html
chelnochnoe-dvizhenie-mezhdu-vnutrennimi.html
chem-otlichaetsya-alkogolik-ot-pyanici.html